Смерть им к лицу

В российский прокат выходит новая картина одного из главных режиссеров современности австрийца Михаэля Ханеке «Хеппи-энд». Со свойственным ему сарказмом автор фильма расказывает отнюдь не о счастливой жизни семьи французских богачей.

Режиссер Михаэль Ханеке (слева) во время съемок / Russian World Vision

Ольга Круглова

Действие нового фильма Михаэля Ханеке разворачивается между членами семейства Лоран, проживающего в роскошном особняке на севере Франции. Жорж (Жан-Луи Трентиньян), 80-летний глава семьи, прикованный к креслу-каталке, стремится всеми силами покинуть этот мир. Его дочь Анна (Изабель Юппер), взявшая на себя руководство семейной строительной компанией, обеспокоена пристрастием сына Пьера к алкоголю и его неспособностью вести дела фирмы. Вдобавок брат Анны Тома вынужден забрать в дом Лоранов свою дочь Еву от первого брака после смерти ее матери.

На примере Лоранов Ханеке показывает, как в семье, где нет любви и доверия, возникает пустота – стерильное пространство без эмоций и человеческого тепла.

В «Хеппи-энде» можно найти множество отсылок к предыдущим работам Ханеке. Как и в картине «Скрытое», режиссер вновь затрагивает тему расовой дискриминации и колониального прошлого Франции. Действие фильма происходит в портовом городе Кале, где до ноября 2016 года находился один из крупнейших нелегальных лагерей беженцев в Европе. В доме семейству Лоранов прислуживает чета «марокканских рабов», чья беззаветная преданность белым «хозяевам» вызывает у зрителя стойкое отвращение.

Еще одной иллюстрацией миграционного кризиса становится появление темнокожих рабочих на банкете в честь помолвки Анны: французские буржуа равнодушны к страшным судьбам этих людей, они предпочитают играть роль великодушных правителей и сделать вид, что рады появлению непрошенных гостей.

Однако тема сегрегации служит лишь фоном для разворачивающейся на глазах зрителя практически бесшумной драмы внутри семьи Лоран – каждый из ее членов тщательно хранит свои темные тайны. Лишь Ева и Жорж еще иногда способны испытывать искренние чувства, но и они являются частью показанного режиссером жуткого семейного портрета.

Основным мотивом, связывающим героев фильма Ханеке, неожиданно становится смерть: убийства и самоубийства превращаются в главный способ выражения той самой внутренней пустоты. Так, в начале фильма Ева хладнокровно снимает на камеру конвульсии отравленного хомячка, а позже рассказывает дедушке о своей попытке убить школьную приятельницу. Уничтожение и смерть больше не вызывают у нее ужас, ведь все вокруг и так фальшиво, шкафы ее собственной семьи до отказа забиты скелетами.

В своей новой работе Ханеке вновь обращает внимание зрителя на неотвратимость трагедии для общества потребления, где технологии все больше вытесняют реальность, подменяя ее на виртуальную. Не зря все ключевые сцены фильма сняты на айфон Евы, а в середине картины на экране появляются видео­ролик с YouTube и переписка в порночате.

Несмотря на сложность поднятых в «Хеппи-энде» тем, Ханеке снял все-таки не драму, а трагикомедию. Картина получилась непредсказуемой и парадоксальной, как и сам ее автор. В фильме есть ситуации, над которыми смеяться непринято, но удержаться от улыбки невозможно. «Хеппи-энд» – отличный черный фарс о пороках современного общества.

В кинотеатрах фильм можно будет увидеть с 25 января.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)