Русский гимн в честь немецкого ученого

Портрет Александра Гумбольдта работы Йозефа Карла Штилера сделан в том же году, когда вышел труд ученого по итогам поездки в Россию – в 1843-м / Википедия

Валентина Смекалина

Не правда ли, что Гумбольдт похож на тех мраморных львов, что бывают на фонтанах? Увлекательные речи так и бьют у него изо рта», – заметил поэт Александр Пушкин в 1829 году на вечере, устроенном в честь немецкого гостя действительным тайным советником Михаилом Сперанским. Как утверждал сам император Николай I, прибытие Александра фон Гумбольдта в Россию «вызвало несказанный подъем во всей стране». «Вы пробуждаете жизнь повсюду, где бы вы ни появлялись», – говорил он немецкому ученому, вернувшемуся в Санкт-Петербург после семимесячной поездки по России.

Об экспедиции в Азию Гумбольдт мечтал давно, еще с возвращения в 1804-м из пятилетнего путешествия по Америке. Однако реализовать этот план ему удалось только спустя четверть века. И если свое американское путешествие Гумбольдт организовал на деньги, доставшиеся ему после смерти матери, то средства на путешествие по России – 20 тыс. рублей – были предоставлены российским правительством. Приглашение посетить Россию «в интересах науки и страны» было направлено ученому министром финансов Российской империи Егором Канкриным. Его отец-немец в свое время сам получил выгодное предложение от российского правительства и переселился в Россию. Канкрин надеялся получить от ученого ответ на вопрос, целесообразно ли использовать для чеканки монет платину, обнаруженную на Урале в 1820-х годах.

После торжественной встречи в обеих столицах Гумбольдт со своими спутниками, минерологом Густавом Розе и натуралистом Христианом Готфридом Эренбергом, направился через Казань и Пермь в Екатеринбург. На Урале он осмотрел золотоносные рудники, каменоломни, заводы. Далее путь лежал через Тюмень, Тобольск, Барнаул. Гумбольдт посетил главные рудники Алтая. Во всех пунктах своего путешествия он проводил магнитные, астрономические и барометрические наблюдения. Дальнейший маршрут пролегал через Усть-Каменогорск, Семипалатинск, Омск, Оренбург, Уральск, Самару, Саратов, Сарепту, Астрахань, Воронеж, а также Тулу, где ученый побывал на знаменитой оружейной фабрике. Через Москву вернулся в Санкт-Петербург. Московский университет и Императорская академия наук признали Гумбольдта своим почетным членом. Император Николай I пожаловал ученому орден Святой Анны I степени. 28 ноября 1829 года Гумбольдт выступил с докладом в Академии наук, доложив о результатах своего путешествия, обратил внимание Академии на важность метеорологических наблюдений и необходимость исследования Каспийского моря.

Примечательно, что бережливый Гумбольдт вернул в российскую казну одну треть выделенных на его поездку денег – по его желанию эти средства были направлены на создание в России сети метеостанций. По возвращении в Берлин он принялся за труд «Центральная Азия». Трехтомник, обобщавший результаты его путешествия по России, вышел в свет в 1843 году.

Научные фолианты и геолого-метеорологические изыскания не стали, однако, единственным результатом поездки Александра фон Гумбольдта по Российской империи. Не менее важны были контакты Гумбольдта с российскими учеными, государственными и общественными деятелями. Яркой иллюстрацией «несказанного подъема» в связи с прибытием Гумбольдта, о котором говорил император Николай I, стало торжественное исполнение гимна в честь немецкого ученого в Тобольске.

Автором сочинения стал композитор Александр Алябьев, автор знаменитых романсов «Соловей» и «Вечерний звон». Он познакомился с Гумбольдтом, когда тот останавливался в Тобольске по пути на Алтай. Встреча вдохновила Алябьева на создание «Гимна на случай посещения его превосходительством бароном А. Гумбольдтом училища Сибирского линейного казачьего войска». Сочинение для хора и оркестра было исполнено во время чествования Гумбольдта на обратном пути с Алтая в присутствии генерал-губернатора Ивана Вельяминова.

«Сыны Сибири отдаленной приносят радостный привет», – так начинался гимн в честь Александра фон Гумбольдта. Сочинение так понравилось ученому, что он попросил сделать для него копию партитуры и перевести текст на французский язык. Уже из Берлина он писал Вельяминову: «Играли у себя, и были многие довольны».

С тех пор сочинение Алябьева ни разу не исполнялось ни в России, ни за рубежом. Манускрипт партитуры долгое время считался утерянным. В октябре 2018 года во время проведения Культурно-исто­рического семинара МСНК в Байройте на существование гимна указала одна из участниц рабочей группы, посвященной наследию Александра фон Гумбольдта, Светлана Гаус, преподаватель немецкого языка в Омском Кадетском военном корпусе. Вместе со своими учениками она поддерживает в регионе память о знаменитом немецком путешественнике. Однако омичи не знали, существует ли манускрипт на самом деле. В конце года автору данной статьи удалось обнаружить его в архиве Российского национального музея музыки имени М.И. Глинки. Партитура дошла до нас в полной сохранности. В 2019 году МСНК не только проводит ряд научных конференций в России и Германии, посвященных наследию ученого, но и занимается подготовкой театральной постановки, приуроченной к двойному юбилею. Спектакль покажут в Омске в начале июня, и тогда музыкальное приношение российского композитора немецкому ученому будет представлено широкой публике.