От пазла до авантюрного романа

Какой видят «МНГ» те, кто ее когда-то делал? По случаю 20-летнего юбилея «МНГ» мы попросили бывших редакторов русской части поделиться воспоминаниями о работе над газетой.

12 апреля «Московской немецкой газете» исполнилось 20 лет / Денис Шабанов для «МНГ»

Лариса Худикова, первый редактор «МНГ» до 2009 года, с 2010-го – обозреватель в ВГТРК («Вести»)

«MDZ/МНГ» рождалась в начале весны 1998 года в маленькой комнатке пятиэтажки практически на окраине Москвы. Там, в трехкомнатной квартире, размещались и офис Международного союза немецкой культуры, и редакция газеты, которой только предстояло выйти в свет.

Известный журналист-международник, германист Михаил Подвигин – первый главный редактор MDZ, Нина Бочкарева – редактор немецких текстов и я – молодой тогда еще журналист, вернувшаяся в родную Москву из Петербурга, где училась в университете и работала потом несколько лет. Вот и вся редакция на тот момент.
«МНГ» изначально предполагалось издавать на русском. Это было логично: дать возможность знакомиться с Германией, а также с историей, традициями и культурой российских немцев на языке, родном для всех граждан России.

Основатели газеты: редакторы Лариса Худикова и Михаил Подвигин, председатель МСНК Генрих Мартенс / архив «МНГ»

А знакомить с этими темами было нужно – могу сказать и по собственному опыту. Не имея немецких «корней», я ранее знала только, что российские немцы – это потомки тех, кого несколько веков назад пригласила поселиться в Российской империи Екатерина II. Более того: во время работы в «МНГ» я не раз сталкивалась с теми, кто вообще ничего не знал об истории российских немцев, считая, что они – потомки военнопленных, оставшиеся в СССР после Великой Отечественной войны.

Развенчивать это представление, рассказывать о судьбах людей, которые веками жили вместе с другими народами в нашей многонациональной стране, и было одной из основных задач газеты.

Кроме того, «МНГ», безусловно, была и, надеюсь, на долгие годы останется мостиком для немцев, проживающих в разных регионах России – от Калининграда до Дальнего Востока, и в разных странах бывшего СССР.

Время достаточно быстро показало, что и эта задача – благодаря грамотной системе распространения газеты – тоже была выполнена. В этом я могла убедиться лично, когда ездила в командировки в Сибирь, Поволжье, Калининград и на Украину.

Символично, на мой взгляд, и то, что именно 12 апреля, в День космонавтики, мы получили «пилотный номер» «MDZ/МНГ». Старт, как показывают 20 лет, в течение которых газета не только не прекратила свое существование, но и продолжает развиваться, был действительно успешным.

И это во многом стало возможным благодаря людям, которые, собственно, и делали эту газету, рассказывая в письмах в редакцию о своих судьбах, истории и традициях российских немцев. А мы, сотрудники газеты, наверное, были посредниками, которые лишь помогали им «встретиться» на страницах «МНГ».

Безусловно, самый яркий, хоть и горький, след оставили в душе судьбы российских немцев – бывших трудармейцев. Со многими мне посчастливилось говорить лично, а потом рассказывать их полные испытаний и несправедливости истории на страницах «МНГ».

… А из той квартирки на окраине Москвы мы уже вскоре, в мае 1998-го, переехали в только что открытый – светлый и просторный – Российско-немецкий дом на Малой Пироговской.
Но, пожалуй, гостиная в старой пятиэтажке, в которой тогда еще малочисленные сотрудники МСНК и газеты вместе обедали, заложила основу в то здание, которое выросло на фундаменте именно таких, поистине семейных отношений.

Я знаю, что многие сотрудники продолжают не просто работать, а, по сути, жить интересами немецкой и российско-немецкой культуры, переживая и отдавая этому не только время, но и свою душу. Я же, хоть и не работаю в «МНГ» уже 8 лет, тоже остаюсь членом этой семьи.

Олег Никифоров, редактор «МНГ» в 2003–2006 годах, ныне руководитель европейского бюро «Независимой газеты» в Берлине

Для меня интересным был прежде всего смешанный коллектив, состоящий из немцев и русских. Помню, что одно время в редакции работал даже швейцарский журналист. Несомненно, это обогащало не только мой словарный запас, но и позволяло понимать другой образ мышления, что для журналиста немаловажно.

Редакция газеты располагается в Российско-немецком доме в Москве на улице Малая Пироговская

Сергей Косяков, редактор «МНГ» в 2010-2012 годах, сейчас живет в Германии

Мне часто приходилось наблюдать недоуменные лица моих собеседников в России и Германии, когда я говорил, что работаю в газете одновременно московской и немецкой. Видимо, непосвященным людям трудно переварить столь неочевидное сочетание прилагательных.

Довольно долго этот пазл не мог собрать и я сам, поскольку две газеты на немецком и русском языках с разными читательскими аудиториями пришлось не от хорошей жизни объединить в одну (в 2000–2008 годах «МНГ» и MDZ были отдельными изданиями. – Прим. ред.). Сращивание органов происходило медленно и болезненно. Немецкие коллеги настаивали, что русскоязычная часть не нужна живущим в Москве экспатам, а мне было ясно, что читающие нас российские немцы, скорее всего, отложат в сторону страницы с латинским шрифтом.

Компромисс пришел спонтанно. Решили больше писать о людях: немцах, причем, неважно, откуда – хоть из Гамбурга, хоть с Алтая. Важно, чтобы их сближала Россия. И чтобы на двух языках. И еще, чтобы все они были в чем-то замечательными, яркими, не похожими на большинство.

Одним из первых моих материалов, опубликованных в обеих частях газеты, стал материал об отставном генерале Юрии Наумане. В подмосковном Солнцево он в одиночку отстоял центр для реабилитации участников вооруженных конфликтов от посягательств чиновников и бандитов. После выхода номера Тино, наш самый опытный редактор, зашел на страничку газеты в Интернете, отыскал статью и сказал: «Поздравляю. Первые комментарии от читателей за последние пару месяцев…».

Юлия Ларина, редактор «МНГ»в 2014–2015 годах

То, что российские немцы – меньшинство, я поняла сразу, как только пришла в «МНГ»: в такой маленькой редакции я не работала прежде никогда. После «Новой газеты», «Московских новостей» и «Огонька» непривычно было мне, пишущему журналисту, заниматься тем, чем в «изданиях большинства» обычно заняты другие люди – фоторедакторы, дизайнеры.

«Московская немецкая газета» необычна. В «МНГ» немецкий язык – не второй иностранный, после английского, а первый и главный. В «МНГ» много рассказывается об истории российских немцев, и «ссылка» здесь – понятие в основном, к сожалению, не из сферы Интернета. В «МНГ» за выборами главы государства следят не так пристально, как в других СМИ, – видимо, потому, что, кого бы ни избрали, он все равно не станет для российских немцев важнее Екатерины II.

 

«МНГ» редко пишет о матрешках и балалайках, но для обложки юбилейного номера редакция собрала все стереотипы о России, которые превратились в цифру 20 / Денис Шабанов для «МНГ»

Анастасия Бушуева, редактор «МНГ» в 2016–2017 годах, сейчас учитель немецкого и английского языков

Когда я училась на журфаке МГУ, нас часто предупреждали: работа в редакции – это не только творчество и приключения, но и монотонный труд. Моя же газетная жизнь напоминала авантюрный роман. Я исследовала с руферами крыши, танцевала на балах, блуждала по отдаленным деревням в поисках трудармейцев, выслеживала космонавтов, терялась в берлинских пригородах и сочинских снегах. Было много тем, которые казались неподъемными. Но из номера в номер я лишь убеждалась: границы только в моей голове. Дозвониться можно до кого угодно, а из беседы со случайным прохожим на улице внезапно вырастает увлекательный разворот.

Одна из статей в итоге в корне изменила мою жизнь. Я написала о программе «Учитель для России» и поняла, что сама хочу работать в школе. Сегодня я преподаю немецкий и английский в Жукове (Калужская область). Номера «МНГ» на моих уроках немецкого мне часто очень помогают.

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)