Он играет на гармошке у прохожих на виду

Недавно в Красноармейске Саратовской области была установлена скульптура, моделью для которой послужил российский немец Александр Вейс, посвятивший свою жизнь необычному музыкальному инструменту – саратовской гармошке. Корреспондент «МНГ» побывал в гостях у музыканта.

Потомственный гармонист Александр Вейс около «своего» памятника в центре Красноармейска / Олег Винс

Олег Винс

Памятник гармонисту стоит возле районного дома культуры, практически в самом центре Красноармейска. Скульптура выполнена из бетона и изображает известного в этих краях музыканта Александра Вейса в полный рост. Герой композиции, опираясь на пенек, играет на гармони. Рядом скамеечка – будто для слушателей. Нынешней зимой в Саратовской области выпало столько снега, что памятник почти полностью завалило – из сугроба выглядывала лишь одна голова со знакомыми всем местным чертами лица. Александр Вейс раскрывает нам секрет стопроцентного сходства: он лично позировал скульптору, который сделал гипсовую маску с лица. «Мне пришлось теперь бороду отпустить, – шутит Александр. – А то местные жители говорят, что мне памятник прижизненный поставили».

Как Вайс стал Вейсом

Музыкант рассказывает историю своей семьи. Она начинается, как и у всех поволжских немцев, со второй половины XVIII века. Тогда, в 1765 году, выходцы из Изенбурга и Курпфальца, а также нескольких других немецких земель, основали колонию Бальцер. Среди первопроходцев была и семья Вайс (нем. Weis). В XX веке, после войны и депортации, из-за ошибки работника паспортного стола фамилия Вайс изменилась на Вейс.

В домашнем архиве Александра есть фотография его деда, сохранившаяся со времен существования Автономной Республики немцев Поволжья. На ней Иоганн Фридрихович Вайс – сотрудник местной милиции. Впрочем, служба в органах не уберегла его от депортации в 1941 году. Только спустя много лет, после войны, родственники узнали, что он умер от воспаления легких в трудовом лагере в Сибири. Это случилось в 1942 году.

Сын Иоганна Вейса Владимир родился в 1929 году. Когда начали выселять немцев, его с матерью Тамарой Петровной и сестрой Прасковьей не тронули. «Наверное, добрые люди, бывшие сослуживцы, помогли. Другим ведь в таком случае не разрешали оставаться», – предполагает Александр Вейс.

Работник №1

В 17 лет Владимир Вейс пришел работать в только что открывшийся местный дом культуры, располагавшийся в здании расформированного пулеметного училища. У местных немцев до депортации были и творческие коллективы, и даже театр. После войны культурную жизнь пришлось начинать с нуля, а Вейс стал первым творческим работником учреждения.
К тому времени он, с помощью местных музыкантов, научился играть на баяне. Затем ездил в Москву на обучающие курсы. С тех пор вся его жизнь связана с этим музыкальным инструментом. В 50-х годах он создал в доме культуры ансамбль баянистов. Чуть позже, на его базе – ансамбль саратовских гармоник и вокальную группу при нем на общественных началах. В 1959 году они уже давали концерты в Саратове.

Официальное признание коллектив получил в 1964-м. Он стал называться ансамблем саратовских гармоник Красноармейского дома культуры. В 1975 году его пригласили на гастроли в ГДР. Тогда для печати афиш нужна была визитная карточка коллектива. Так появилось второе название «Озорные колокольчики» (нем. Fröhliche Glöckchen). В память о той поездке отцу и сыну Вейс подарили альбом с фотографиями. Он до сих пор лежит в гримерке ансамбля на видном месте.

С тех пор у «Колокольчиков» много побед на разных конкурсах, более сотни различных грамот и дипломов. Много было и поездок с гастролями. В 1979 году ездили в Мозамбик, в 1987 году в Чехословакию. Выступали в Кремлевском дворце съездов в Москве и в Сочи в дни зимней Олимпиады, четырежды участвовали в фестивалях культуры российских немцев.

Владимир Вейс руководил коллективом вплоть до ухода на пенсию в 1987 году. Его дело по сей день продолжает сын Александр, он играет на саратовской гармони с раннего детства.

Гармонь с «немецким строем»

Александр Вейс рассказал, откуда в здешних краях взялась гармонь и чем саратовская отличается от всех остальных, существующих в Германии и в России.

По его словам, гармонь в 80-х годах XIX века привезли в колонии из Германии, с которой в то время были тесные связи. Колонисты исполняли под нее свои песни. Один из поющих ударял в нужный момент в колокольчик. Иногда их было несколько. Постепенно музыкальный инструмент был освоен и русскими жителями Поволжья.

Саратовская гармошка / СГТУ

К концу XIX – началу XX века русские мастера придумали особый тип инструмента – саратовскую гармошку. К немецкой гармони они прикрепили два колокольчика, которые начинали звенеть при нажатии клавиш на левой стороне инструмента. При этом основа музыкального инструмента осталась неизменной – двухрядка с «немецким строем». Это когда ноты, извлекаемые на разжим и сжим меха, разные. В русском строе они одинаковы. Местные мастера научились изготавливать инструменты даже в виде небольшого сапожка и исполнять на них распевные русские народные песни. Несколько лет назад в Саратове восстановлено производство концертных саратовских гармоней. Делают их вручную, стоимость около 3 тыс. евро.

В конце 80-х годов у «Озорных колокольчиков» изменился репертуар. Александр Вейс стал искать музыку немцев-колонистов и возрождать ее. «В 1991 году перед поездкой на фестиваль культуры российских немцев в Москву я нашел в архиве два произведения местных немецких композиторов для гармони, – рассказывает гармонист. – Проблема в том, что мне не удалось отыскать их имена и фамилии. Они не сохранились. Исполняем произведения некоего Вагнера, родившегося на Волге, – «Полька Жигули». Исполняем попурри на темы песен российских немцев, например, поем «Сюзанну». Играем и классику – «Неаполитанский вальс» Петра Чайковского».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)