Нетуманные перспективы: что ждет Германию в 2020-м и в 2020-х

Когда в Германии говорят о «золотых двадцатых», то имеют в виду краткий период истории с 1924-го по 1929 год, когда оправившаяся от Первой мировой страна добилась международного признания и переживала небывалый расцвет культуры, искусства и науки. Будут ли наступающие 2020-е новыми «золотыми»?

Кадр из сериала «Вавилон-Берлин» (2017) о «золотых 20-х» / imbd

Елена Шлегель

Что уже точно известно: наступающее десятилетие станет концом атомной эры в Германии. Вера в мирный атом была подорвана чередой глобальных событий – от Чернобыля до катастрофы на Фукусиме. В 2011 году, после землетрясения и цунами, приведших к крупной радиационной аварии на японской атомной электростанции (на другом конце света!), Германия приняла окончательное решение о выходе из атомной энергетики. И держит слово. Три десятка электростанций отключены, их выработка последовательно заменена другими энергетическими источниками. На трех АЭС реакторы будут охлаждены в будущем году. И еще три проработают самое позднее до 31 декабря 2022 года.

Прагматики старой школы опасаются дефицита электроэнергии. Но сейчас, на этапе завершения программы выхода из атомной энергетики, перебоев в энергоснабжении не наблюдается. К 2020 году доля возобновляемых источников энергии в общем экологическом балансе превысила 18%. Еще 15 лет назад она составляла 5,8%. Троекратный рост позволил частично компенсировать потерю мирного атома. Словом, год начинается энергично – и в прямом, и в переносном смысле.

А вот еще один скачок по сравнению с показателями пятнадцатилетней давности. В 2005 году каждый четвертый житель восточных земель сожалел о том, что произошло объединение Германии. Бывшие гэдээровцы считали, что при социализме им жилось лучше. В новых условиях по их самосознанию ударили безработица, ослабление социальных гарантий, неопределенные перспективы в будущем. Сказывалось прежде всего неравенство уровня жизни в бывшей ГДР и в «старой» ФРГ. Возникло такое явление, как внутригерманская иммиграция: бегство неудовлетворенной части населения, особенно молодежи, в западные земли.

В 2020-м, а это год тридцатилетия объединения Германии, контрасты «старых» и «новых» земель стали историей. Сказались гигантский объем бюджетных инвестиций в развитие новых земель, а также «налог солидарности» (нем. Solidaritätszuschlag, или просто Soli), который западные немцы исправно платили на протяжении почти трех десятилетий «для покрытия расходов на единство Германии». Наступивший год – переломный в истории Soli.

Считается, что он отмирает – за ненадобностью: Германия, так сказать, вынесла бремя расходов. О полной отмене речь пока не идет, но для существенной части населения 2020-й станет последним годом Soli. Исчисляемый минимум доходов под этот налог увеличится более чем в пятнадцать раз. То есть богатые по-прежнему плачут, ну а тем, кто не витает в финансовых эмпиреях, ни плакать, ни платить не придется.

Жителям Берлина 2020 год принесет дополнительный праздничный (нерабочий) день. Это 8 мая – 75-летие со дня окончания Второй мировой войны и освобождения от национал-социализма. Палата депутатов федеральной земли Берлин приняла такое решение в исключительном порядке: 8 мая как нерабочий день – только в нынешнем, юбилейном году. А 8 Марта становится календарным праздничным днем постоянно – и тоже только в Берлине, городе, с одной стороны, столичном, а с другой, восточном.

Важным для Восточной и Центральной Европы, а не только для Берлина, событием станет открытие 31 октября 2020 года нового столичного аэропорта имени Вилли Брандта. Разовьется ли он до крупнейшего в Европе, покажет время. А пока это крупнейшая в Европе строительная площадка гражданской авиации. И, увы, одна из самых затратных. Экономическая выгода этого масштабного объекта по-прежнему неочевидна. Депутат Европарламента Михаэль Крамер и другие критики проекта на протяжении нескольких лет добиваются исчерпывающей финансовой экспертизы дорогостоящей новинки и расчета ее рентабельности. Но мы «врастаем» в новое десятилетие, когда будет принято не только критиковать берлинский аэропорт, но и пользоваться его услугами.

И вообще, каким будет это десятилетие?

Осторожный намек на повторение «золотых двадцатых» пока не стал общепринятым клише. 20-е годы прошлого столетия хоть и были золотыми (кстати, это в значительной мере берлинский феномен: расцвет экспрессионизма, Берлинского сецессиона, волшебного кинематографа и многое другое), но что за ними последовало? Великая депрессия и приход нацистов к власти.

Планы на предстоящие двадцатые – более деловые. Но тоже радостные и волнующие. В числе наиболее ожидаемых событий – два чемпионата Европы по футболу. Чемпионат нынешнего года пройдет в новом, всеевропейском формате, в двенадцати странах, включая даже одну азиатскую, в том числе в Германии (Мюнхен) и России (Санкт-Петербург). А там уж не за горами и чемпионат 2024 года, участников которого ждут десять первоклассных немецких стадионов.

Много надежд возлагается на обещанное правительством развитие в двадцатые годы сетей сверхскоростного интернета (5G). На практике это означает по-настоящему широкое развитие «интернета вещей»: само­управляемого транспорта, умных домов и прочих новинок, благодаря которым XXI столетие должно сильно отличаться от века XX.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)