«Немцам не достает широты, а нам скрупулезности»

Переводчица, обладательница премии Мерк Наталия Штильмарк о своих корнях и любви к немецкому языку.

Наталия Штильмарк на вручении премии Мерк (вторая справа) / Пресс-служба Мерк


Наталия Штильмарк  – биолог и переводчик с немецкого. Дочь известного советского и российского ученого-биолога Феликса Штильмарка. Лауреат премии Мерк в номинации научно-популярная литература. Перевела книгу Петера Вольлебена «Тайная жизнь деревьев».


Наталия, у вас, кажется, немецкая фамилия?

Наша фамилия не немецкая, она шведская, но большинство родственников действительно живет в Германии. Они выехали из Швеции около 300 лет назад: часть семьи попала в Россию, часть – в Германию. Мы все дружим.

Как произошло ваше знакомство с немецким языком?

Мне было 25 лет, когда я первый раз попала в Германию, и сразу почувствовала себя как дома. После поездки стала заниматься языком. А чтобы поставить его на правильные рельсы, окончила Московский лингвистический университет.

Как вы стали переводчиком?

Я начала заниматься переводами, потому что хотела поднять тему, которой в русской практике почти нет – история взаимоотношений человека и природы. По первой специальности я биолог. Родители тоже биологи. Можно сказать, что в переводчики меня привел как раз интерес к биологии. В 2012 году я перевела «Историю леса» Хансйорга Кюстера, издательский дом Высшей школы экономики согласился ее издать.

Директор Гёте-института, глава в регионе Восточная Европа и Центральная Азия Рюдигер Больц, посол ФРГ в Германии Рюдигер фон Фрич и Наталия Штильмарк / Пресс-служба Мерк

Как вас нашла «Тайная жизнь деревьев» Вольлебена?

В 2014 году я переводила «Эпоху нервозности» Йохима Радкау. Книга захватывающая, но и вправду нервозная. Я после нее так устала, да это еще был и 2014-й год со сложной политической обстановкой. И я тогда решила, что ничего кроме книг про природу переводить пока не буду: «Хочу обратно в лес!». Как раз в это время подруга прислала статью о том, что немцы так устали от политики, что хотят читать только о деревьях – тогда побила все рекорды и стала бестселлером книга обычного немецкого лесника «Тайная жизнь деревьев». Я ее прочитала и полюбила. Она о том, что деревья – это тоже люди.

Что это за особенная любовь у немцев к деревьям?

У них вся история, культура, экономика и даже подсознание связаны с лесом. Нефть и каменный уголь открыли не так давно, а до этого лес был источником всех ресурсов. В Германии довольно рано пришло осознание того, сколько ценного мы утратим, если потеряем лес. Именно немцы придумали лесное хозяйство. Если вы с кем-то из них заведете разговор о природе, то не ошибетесь с выбором темы, у собеседника точно загорятся глаза.

Как вам удается адаптировать научные термины?

Основная сложность в том, что русские специалисты используют разные слова для описания одного и того же места.Например, немецкое die Heide для поэта будет пустыней или пустошью, а для ботаника верещатником или вересковой степью. Возникает впечатление, что люди имеют в виду разные местности, а в немецком это одна и та же территория. С одной стороны, это говорит о богатстве русского языка, но с другой – теряется целостность восприятия. Или другой пример: мы очень любим хвалить природу, наверное, потому что она у нас в ужасном состоянии. Мы используем много оценочной лексики. Вольлейбен, несмотря на всю свою любовь к окружающему миру, оценочные слова не использует, ему этого не требуется, нет необходимости. Это не значит, что немцы не любят природу, просто другой менталитет. Русские и немцы дополняют друг друга. Немцам не достает широты, а нам скрупулезности, и мне очень хочется это как-то совместить.

Что значит для вас эта премия?

Это самое прекрасное, что может случиться с переводчиком. Научные переводы приятный, но не самый благодарный труд. Поэтому получить за него премию радостное событие.

В этом году немецкая переводческая премия Мерк была вручена во второй раз. Призовой фонд составил один миллион рублей. Кроме Наталии Штильмарк обладательницами премии стали Нина Федорова в номинации художественная литература. В издательстве «Текст» вышли в ее переводе «Московские дневники» Кристы Вольф. Другая победительница Екатерина Аралова получила премию в номинации детская и юношеская литература за перевод «Большой книги о разбойнике Грабше» Гудрун Паузеванг. Ее выпустило издательство «Белая ворона».

Беседовала Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)