Невозможная любовь

В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка «(Не) время для любви», в основу которой легли 11 историй влюбленных, переживших Холокост. Выставка приурочена к Международному дню памяти жертв Холокоста.

Кристиан Болтански «Animitas (Blanc)»

Любава Винокурова

«Можно тебя поцеловать? – спросил Лале.
– Неужели тебе хочется? Я уже столько времени не чистила зубы.
– И я, минус на минус дает плюс».Это отрывок из книги «Татуировщик из Освенцима» Хезер Моррис, записавшей реальную историю любви узников Освенцима Лале Эйзенберга и Гиты Фурман. Молодые люди познакомились в концлагере. Гита была первой девушкой, которой Лале нанес татуировку с ее порядковым номером. Впоследствии влюбленные помогали друг другу выжить в лагере, а после войны эмигрировали в Мельбурн. И таких историй, с робкими словами любви, сворованной у комендатуры лагерей еды (в качестве подарка для любимой), сорванных тайком цветов, были тысячи, но для выставки был отобран лишь десяток.

«Работая над этой выставкой, мы неожиданно поняли, что любовь стала самым востребованным сюжетом, который биографы Холокоста подбирают, чтобы говорить о травме, – отмечает куратор выставки Екатерина Крылова. – Любовь как способ говорить о страдании нам показалась очень важной и свое­в­ременной, потому что эта тема позволяет прикоснуться к сердцам людей разных национальностей и разных поколений».

Выставка состоит из двух частей: историй влюбленных и экспонатов, созданных современными европейскими и израильскими художниками, переосмысливающими Холокост. Истории взяты из дневников, мемуаров и биографических романов, опубликованных в течение последних двух десятилетий бывшими узниками концлагерей, еврейскими партизанами и подпольщиками, их детьми, внуками и приглашенными биографами.

Посетителям на входе выдают что-то вроде газеты, в которой кратко изложена биография влюбленных, чьи истории закончились счастливо. А по стенам развешены отрывки из их воспоминаний, по которым сложно восстановить всю историю (для этого нужно читать опубликованные мемуары), но сюжет все равно увлекает. «Обычно, когда говорят о Холокосте, вспоминают о жертвах и об ужасах. Все забывают, что это были обычные люди, которые любили, боялись, страдали и мечтали о счастливом будущем, несмотря на то что надежды на это практически не было», – говорит главный куратор музея Мария Насимова. И вот этим ожиданием счастья пронизаны все воспоминания, даже самые страшные. «Я до сих пор помню последние слова моей матери, когда она ждала своей очереди у расстрельной ямы. „Передай Рошель, чтобы отомстила – Некоме! (идиш: месть) Возмездие!“ Я всегда чувствовала, что недостаточно рисковала жизнью, чтобы отомстить. Инстинкт самосохранения оказался слишком силен. Уцелеть и завести новую семью, как сделали мы с Джеком, – вот настоящая месть, самое лучшее возмездие из возможных», – вспоминала впоследствии Рошель Сутина. Нацисты убили всю ее семью при ликвидации гетто в Столбцах (до 1939 года территория Польши, затем Белоруссии), а сама Рошель вместе с возлюбленным Джеком всю войну пряталась в лесу с партизанами.

Текст воспоминаний прекрасно дополняют художественные работы Кристиана Болтански, Хаима Сокола, Мирослава Балки, Эстер Шенфельд и многих других. Болтански предоставил одну из самых известных своих работ – видеоинсталляцию «Animitas (Blanc)». В ней звучат 300 японских колокольчиков, установленных на тонких стебельках в заснеженных полях Канады. Дрожание колокольчиков, по словам художника, вызывают музыка звезд и движение плавающих душ.
Выставка открыта до 15 мая, вход свободный.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)