Неверие в доверие

Народная мудрость: «Доверяй, но проверяй» работает не только в личных, но и международных отношениях. Но что делать, если и проверять-то нечего? На состоявшихся недавно «Московских беседах» эксперты из России и Германии пытались найти ответ на этот вопрос.

Фридрих Шмидт, Андрей Громыко и Фритц Пляйтген (крайний справа)

Любава Винокурова

Когда речь идет о политике, то приватные отношения нужно отличать от государственных. На этом отличии и строится международный диалог. О нем, кстати, в последнее время больше говорят, чем ведут. Это доказывает и развернувшаяся на «Московских беседах» дискуссия на тему «Доверие: важнейшая валюта в международном сотрудничестве». В разговоре приняли участие историк и политолог, директор Института Европы Российской академии наук Алексей Громыко (внук министра иностранных дел СССР Андрея Громыко), легендарный немецкий журналист, бывший председатель телерадио­компании ARD Фритц Пляйтген и политический журналист газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Фридрих Шмидт.

О доверии говорили мало. В основном эксперты, как жонглеры, подбрасывали в воздух темы: присоединение Крыма, война в Сирии и на востоке Украины, последние события в Венесуэле. И все это при активном участии России. А ведь о доверии участники беседы знают, может быть, даже больше, чем собравшиеся в Российско-немецком доме в Москве зрители. Фритц Пляйтген был первым западным журналистом, взявшим интервью у Леонида Брежнева, дружил с правозащитником и диссидентом Львом Копелевым, впоследствии стал одним из основателей, а сегодня почетным председателем Форума имени Льва Копелева. В 1970-е годы он работал в Советском Союзе в условиях жесткой цензуры, но при этом симпатии к России не растерял. На собранные в 1990-е годы Пляйтгеном деньги в Перми была построена современная детская онкологическая больница. Он говорит, что «мы как гражданское общество должны больше создавать таких российско-германских проектов». И в этом прав. В условиях политической конфронтации вся надежда на потепление отношений ложится на плечи обычных людей с их гражданскими инициативами. Этой точки зрения придерживается и Алексей Громыко, выросший в семье дипломата, спасавшего мир от ядерной войны во время Карибского кризиса. Он говорит, что доверять друг другу сегодня стало легче.

«В 1970-е доверия было больше в верхах, чем внизу, просто из-за отсутствия информации и возможностей личного контакта: поездок, передвижений. В наше время ситуация противоположна. Наверху доверия или мало, или совсем нет, а внизу его много».

«Не все люди любят политику, – продолжает Громыко. – Они не смотрят новости, не читают газеты, т.е. пропаганда с той и другой стороны на них не влияет. Миллионы людей могут свободно перемещаться между странами. Поэтому выйти из конфронтации сегодня намного проще».

«Да, в личных отношениях действительно все легче, – соглашается журналист Фридрих Шмидт. – Еще бы отменили визы, как это было на чемпионате мира по футболу. Но на государственном уровне все по-другому. Страх России перед цветными революциями и появившийся из-за него закон об иностранных агентах, пятая колонна, аннексия Крыма… Все это осложняет международное сотрудничество». Этот пассаж вызвал у Алексея Громыко болезненную, но уже много раз проговоренную реакцию: «Термин «аннексия» означает захват территории силой, Крым силой никто не захватывал. Знаете, есть такая поговорка: сколько ни говори халва, во рту слаще не станет. Сколько ни говори аннексия Крыма, все равно это останется пропагандистским штампом». Фридрих Шмидт парировал, что немецкие СМИ продолжат использовать это выражение, потому что «как ни было классно сегодня в Крыму»» никто не отменял международное право.

Следующим подробному разбору подвергся тезис об изоляции России. «Вы когда-нибудь пробовали взять ручку и написать список стран, которые хотели бы изолировать Россию. В состав ООН входит 193 страны. Сколько стран будет в вашем списке? Пятнадцать, от силы двадцать. В России проблем много, но лучше всего о них знают сами русские», – говорит Алексей Громыко.

«День падения Берлинской стены был, наверное, самым счастливым в истории страны. И тогда в 1989-м, после того, что сделал Горбачев для этого дня, я не мог себе представить, что 30 лет спустя немецкие солдаты в Литве будут проводить военные маневры, так близко к России», – сожалеет Фриц Пляйтген. Речь идет о перебазировании солдат НАТО на восточные границы альянса. Участники беседы подчеркивают: обострение отношений виновата в том числе и эта организация из четырех букв. Расширение списка стран-участниц альянса в 2004 году, выход США из договора РСМД – все это ведет к экзистенциальной угрозе России, какое уж тут доверие. На уровне европейских контактов остается единственная отдушина: совместные проекты в сфере экономики и культуры. Может быть, когда-нибудь в этот перечень войдет и политика.

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)