На «Красной площади» в Берлине

Примерно пять процентов жителей Берлина – русскоговорящие. Кто эти люди? Недавно прошедший фестиваль «Красная площадь» дает ответ на этот вопрос, а еще показывает как разнообразно и пестро русское сообщество в немецкой столице.

На фестивале гости общались в неформальной обстановке / Пегги Лозе

Пегги Лозе

Вечером в берлинском районе Моабит слышится много русской речи. В культурном центре Kulturfabrik толкутся молодые люди: выходцы из России, Казахстана, Украины, Белоруссии, стран Прибалтики – художники, литераторы, общественные деятели.

Татуировки и декабристы

Дети играют, пока их родители пробуют рисовать граффити, делают себе наколки в стиле российских зэков («поставщиком» образцов таких татуировок стал Олег Навальный, брат оппозиционера Алексея Навального, перерисовавший в альбом во время заключения татуировки своих сокамерников), выбирают одежду и печатную продукцию. В качестве одного из примеров такой продукции – недавно вышедший в издательстве ShtoBerlin фотожурнал «Барон» со снимками петербургского фотографа Михаила Лебедева о городских рюмочных. Журнал представлял соучредитель издательства Борис Шнайдер, который в 90-е годы переехал из Санкт-Петербурга в Кёльн по еврейской линии. Учился в Берлине, тут и остался. «Мы здесь все русские, но при этом индивидуальности. Уникальное явление в Германии», – говорит Шнайдер.

«В Берлине русскоязычные имеют особую идентичность», – подтверждает мысль Бориса политолог и куратор фестиваля Сергей Медведев. Он также считает, что в Германии русская культура плохо представлена. «Мы создали фестиваль «Красная площадь» (прим. фестиваль проходит во второй раз), потому что очень любим русскую и восточноевропейскую культуру Нам жаль, что такой фестиваль никто не придумал до нас, при том что русское комьюнити в Берлине огромно». Фестиваль задумывался как мероприятие для «русского Берлина». Сам Сергей Медведев – воронежец. Он приехал в Берлин на учебу в 2008 году и «задержался». «В 2011 году в России были протесты против фальсификации выборов и авторитарного режима. Тогда русскоговорящие студенты, правозащитники и все, кто был солидарен с протестующими, «встретились» на Унтер ден Линден у здания Российского посольства, и это было так грандиозно, маштабно!», – вспоминает Медведев. Год спустя он основал объединение Dekabristen (рус. Декабристы), которое в сотрудничестве с организацией Немецко-русский обмен и Германо-белорусским обществом и организует фестиваль.

Те самые, тюремные татуировки / Пегги Лозе

Исторический контекст

Сегодня русские магазины и учреждения такая же неотъемлемая часть города, как KaDeWe и Берлинская телебашня. У русского сообщества и Берлина длинная историческая связь. Короткое введение: столетие назад тысячи представителей российской интеллигенции бежали от большевиков в столицу Веймарской республики. Среди них – художники, музыканты, писатели. Самыми известными жителями престижного района Шарлоттенбург, который из-за русских мигрантов получил неофициальное название Шарлотенград, были Владимир Набоков и Марина Цветаева.

Два десятка лет спустя ситуация была совсем другой: людей привозили в Берлин насильно. Город «помнит» остарбайтеров, пригнанных из оккупированных Германией зон и обреченных на рабский труд. Затем была советская оккупация, а с падением Берлинской стены в 90-е годы в Германию из бывших советских республик приехало полтора миллиона переселенцев немецкого происхождения. Берлинский район Марцан и сегодня слывет центром российских немцев.

Вот такие разные люди встречались и встречаются в городе, а сторонний наблюдатель называет их просто русскими, не вникая в нюансы.

Конфликт и искусство

В концепции фестиваля «Красная площадь» переплетаются политика и культура. На фестивале была представлена книга политического заключенного Олега Сенцова «Жизнь», а Олег Навальный специально прилетел в Берлин на фестиваль, чтобы принять участие в разговоре о российской тюрьме с журналистом, основательницей благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольгой Романовой. Помимо этого практически в режиме нон-стоп показывали фильмы о квир-культуре советского времени и о жизни в отдаленных регионах России.

«Мы ошеломлены тем, как все хорошо получается, – признается проектный менеджер Dekabristen Ольга Шмидт, переехавшая в Берлин из Казахстана. – Фестиваль – хороший способ конструктивно обсуждать политические конфликты внутри русского комьюнити. Это полезный опыт, который возможно в будущем можно будет применить».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)