На карандаше

Германский исторический институт в Москве проводит серию мероприятий, приуроченных к 30-летию падения Берлинской стены. Одним из них при поддержке Гёте-института стала встреча с художником-графиком Симоном Швартцем. Он читал отрывки из своего комикса drüben! об истории семьи в разделенной Германии.

Графический роман drüben! вышел в берлинском издательстве avant-verlag осенью 2009-го по счастливому совпадению к 20-летию падения Берлинской стены. Комикс был награжден премией ICOM Independent Comic Preis. Симон Швартц часто читает его в школах, а в 2017 году представлял комикс и другие свои работы в бундестаге.

Любава Винокурова

Комикс drüben! (рус. туда!) был создан 10 лет назад, но ни по содержанию, ни по стилистике актуальности не потерял. Его создатель Симон Швартц родился в Эрфурте, еще во времена ГДР – в 1982 году, а в 1984 году родители увезли его в Западный Берлин. История этого переезда, а точнее решение к нему приведшее, легла в основу потрясающей графической новеллы.

Комикс, ставший дипломной работой Швартца, принес ему известность. Сегодня его работы переводят на другие языки, а самый первый – drüben!, например, есть на английском и французском. «Мне было за двадцать, когда я решил, что нарисую эту историю. Я был в том возрасте, когда задаешь себе вопрос, а кто я такой?» – рассказывал Швартц на встрече в Германском историческом институте. За ответом он отправился к родным, вооружившись диктофоном. Расспрашивал их о прошлом. «Интервью» не всегда проходили гладко, и это тоже связано с историей семьи.

Родные Швартца по отцовской линии были евреями из Трансильвании, перебравшиеся в начале XX века в Германию. Они пережили Первую мировую войну, а во Вторую мировую часть семьи оказалась в концлагере. Бабушка и дедушка Швартца не пострадали, но трагедия сильно повлияла на их мировоззрение. Они были убежденными коммунистами и верили, что ГДР – самое лучшее государство. «Они жили под девизом: „Больше никогда войны, больше никогда униформы“», – вспоминает художник. На этом девизе вырос и отец Швартца, которого даже принимали в пионеры. Семья мамы была более демократичной. Дядя жил в Западной Германии, и семья поддерживала с ним контакты. Родители художника познакомились во время учебы в университете, оба стали педагогами. Работа в школе отцу Симона удовольствия не приносила, особенно его огорчало, что есть уроки по начальной военной подготовке, которые не очень сочетались с девизом «Больше никогда войны, больше никогда униформы». Неприятно было узнать, что есть ученики, которые следят за каждым его движением и докладывают директору. Позже выяснилось, что «доклады» получал не только директор, но и сотрудники Штази. Все это повлияло на решение уехать из страны.

«Здесь я должен сделать ремарку. До 1976 года единственными общеизвестными способами покинуть ГДР был подкоп под стеной или побег на воздушном шаре. Но оказалось, что есть официальная процедура – прошение о выезде. В 1976 году его подал бард Вольф Бирман, показав пример другим», – поясняет Швартц.

Его родители два года ждали разрешения выехать. Оказавшись в Западном Берлине, они связались с родными. Родители отца просили им больше не писать. Симон ни разу ничего о них не услышал до падения Стены, но при этом ездил на каникулы в Саксонию к родителям мамы. «Почему они не хотели общаться и до сих пор не хотят говорить о нашем переезде? У меня нет точного ответа. Возможно, им казалось, что они сделали что-то неправильное, раз сын уехал из страны. Боялись, что он будет их винить», – говорит Швартц. Именно родных отца было тяжелее всего расспрашивать, на тему ГДР они вообще отказывались говорить, а комикс долгое время лежал у них дома у них запечатанным.

На пограничном контроле. Иллюстрация Симона Швартца.

drüben! нарисован и написан с большой любовью к семье, кроме того, там описывается довольно много документальных вещей. Например, Швартц изображает пункт пограничного контроля на Фридрихштрассе в Берлине. «Во время работы над комиксом я много читал, искал информацию в архивах, и мне очень нужна была фотография пункта изнутри. Все перерыл, не мог найти. Хотя в 1989-м его должны были сфотографировать! Позвонил маме, пожаловался. Через несколько минут мне перезванивает папа, у него была иллюстрация из старого транспортного журнала Берлина. Сказал, что сохранил журнал, потому что подумал, вдруг пригодится. Представляете?!» – смеется Швартц.

Увидеть эту иллюстрацию и еще сотню прекрасных других можно в библиотеке Германского исторического института.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)