«Мы рады видеть у нас некрещеных…»

Пора перед Рождеством в Германии – суетливая. Подарки купить, открытки отправить, на корпоративах побывать, дом украсить и, конечно, выпить стаканчик глинтвейна на рождественском базаре. Короче, рождественский стресс. Но есть в Германии люди, которые живут по совсем другому календарю.

Отец Дмитрий и ребятишки из воскресной школы храма Покрова Богородицы в Дюссельдорфе/ Фото из архива храма

Дарья Болль-Палиевская

Храм Покрова Богородицы в Дюссельдорфе «спрятался» за стенами бывшего католического женского монастыря, чей фасад ничем не напоминает русский храм. Только табличка на дверях указывает на то, что здесь расположилась русская церковь. На воскресной литургии крохотное помещение не в состоянии вместить всех желающих. Это самая большая головная боль настоятеля храма, протоиерея Дмитрия Соболевского. Правительство Москвы даже обратилось к обербургомистру Дюссельдорфа Томасу Гайзелю с просьбой поспособствовать общине Покрова Богородицы в поисках нового храма, ведь Москва и Дюссельдорф – города-побратимы. «Господин Гайзель обещал нам помочь. И мы очень на это надеемся. Ведь на воскресных службах у нас иногда бывает до двухсот человек, а помещение рассчитано человек на пятьдесят», – рассказывает батюшка.

Всего же община насчитывает почти две с половиной тысячи прихожан и постоянно растет. В прошлом году таинство крещения приняло почти сто человек, и, что особенно радует отца Дмитрия, люди не просто крестятся, но и остаются в церкви. Впрочем, это закономерно.

«Живущие заграницей люди испытывают острую потребность в самоидентификации, ищут себя, – рассказывает настоятель. – И не важно, поздние ли это переселенцы или люди, переехавшие в Германию по другим причинам. Бывают случаи, когда православные, уезжая сюда, переходят в католичество или лютеранство, чтобы стать «совсем немцами», влиться в немецкое общество. Но чаще всего такие решения приводят к внутренним конфликтам. Русская православная церковь для живущих здесь людей, как мне кажется, – своего рода магнит, единственное место, где можно встретиться, пообщаться, поговорить на родном языке. Конечно, в Германии, да и в нашей земле Северный Рейн – Вестфалия живут сотни тысяч русскоязычных мигрантов, есть много клубов и обществ по интересам. Но церковь остается таким пунктом притяжения. Есть в этом и опасность. Для некоторых храм становится именно местом общения, а не местом спасения души. Религиозность таких людей достаточно поверхностная. Они забывают, что, приходя в храм, они приходят в гости к Богу. Ведь для верующего человека храм должен стать вторым домом. Но, с другой стороны, для нас это и шанс, потому что люди через общение все-таки могут прийти к Богу».

После литургии подхожу к одной из прихожанок. На вопрос, что для нее значит русская церковь, Ольга Гисбрехт отвечает: «Знаете, там, где мы живем, – это жилище, а церковь – это дом». Ольга родом из Орска, крестилась уже в Дюссельдорфе. Каждое воскресенье она с мужем и тремя детьми приезжает из другого городка в Дюссельдорф. Воспитать всех троих в духе православия помогла и воскресная школа при храме.

По воскресеньям на причастие выстраивается целая очередь из ребятишек. Как же родителям удается приобщить к православной вере детей, ведь современное немецкое общество приветствует иные ценности? «Ну, я бы не стал громко кричать, что мы воспитали здесь целый сонм православных, – улыбается отец Дмитрий. – Вырастая, молодые люди часто отходят от церкви. Но я всегда призываю родителей не убиваться по этому поводу. Просто наступает такой этап, когда ребенок должен сам, осознанно прийти к Богу. Но семя уже посеяно. И когда наступают скорби, такой человек знает, куда бежать».

Храм Покрова Богородицы в Дюссельдорфе

Каждого пришедшего в храм Покрова Богородицы встречает плакат на двух языках: «Мы рады видеть у нас некрещеных, а также невоцерковленных, не причащающихся, не исповедовавшихся, не знающих, как вести себя в храме, не соблюдающих посты и прочих не…». Прихожане – выходцы из самых разных республик бывшего СССР, примерно пять процентов – коренные немцы. Поэтому настоятель убежден: церковь – не место для политических дискуссий: «Моя задача – консолидация, чтобы мы стали семьей. Люди должны научиться доверять друг другу, слышать друг друга. И знать, что в храме им всегда рады, какие бы они ни были».

Поэтому после воскресной службы прихожане собираются в трапезной церкви. Сейчас вам предложат там постный борщ и пирожки. Ведь пока немцы, сбиваясь с ног, скупают гусей, уток и другие деликатесы к праздничному столу или спешат заказать столик в ресторане, чтобы продолжить пировать там, прихожане храма Покрова Богородицы придерживаются поста: Рождественский пост завершится 6 января.

Русское православие – островок среди традиционных для Германии конфессий. «Католическая церковь – единый организм, а православие здесь представлено и греками, и сербами, и румынами, и русской церковью. И все мы такие разные. Им тяжело это понять, – объясняет отец Дмитрий. – Но они всегда готовы помочь, открыты к диалогу. Да и мы просто обязаны с ними дружить, ведь мы здесь меньшинство».

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)