Комедии ошибок

На языке Северной Германии – на нижненемецком, или на платтдойч – говорят в Бразилии, США, на Алтае, в Киргизии и Латинской Америке. А вот в самой Германии бьют тревогу: число носителей этого языка в последнее время снижается.

Иллюстрация Ханса Винклера

Елена Шлегель

Характерные словечки на  платт­дойч употребляют даже те, кто никогда не слышал о таком языке. Например, моряки, в том числе российские, сыпят к месту и не к месту корабельными экзотизмами, такими как ахтердек, буг, киль, гакаборт, происходящими из нижненемецкого.

В самой Германии, в самых разных ее регионах, а не только на севере, тоже можно услышать слова из нижненемецкого языка. Когда ребенок просится по-маленькому, он говорит: Ich muss pinkeln. Глагол pinkeln, равно как и его синоним pissen, – из нижненемецкого. Специалисты по литературной немецкой речи настаивают, что правильно говорить: urinieren. Но на деле так не говорит никто, разве что в книжках пишут.

Впрочем, и разночтений между немецким и платтдойч немало. Некоторые – весьма забавные. Что имеет в виду немец-южанин, когда говорит: «Ich kacke»? То, что справляют в туалете, кроме малой нужды. А северянин, говоря Ik kake, сообщает, что он готовит пищу, что-то варит (ср. с нем. Ich koche). И вот представьте, пришел южанин к северянину в гости, застал его на кухне и спрашивает: «Что ты здесь делаешь?» А тот отвечает про свое аппетитное kake…

Другие варианты «комедии ошибок». На платтдойч dun означает пьяный (на немецком – betrunken). Звучит почти так же, как dünn (нем. тонкий). Некто указывает на толстяка и говорит: «Er ist dun» («Он пьяный»). Его поправляют: «Что вы, он не тонкий, а толстый. Но, кажется, поддатый…» Или близкие по звучанию dröge (нижненем. сухой) и Drogen (нем. наркотики).

И все же значительный пласт общеупотребимой немецкой лексики происходит именно из северных диалектов. Практически все немцы говорят Ufer (нем. берег), а не Gestade; Schmuggel (нем. контрабанда), а не Konterbande; Fliesen (нем. кафель), а не Kacheln. Никто не задумывается, почему Bernstein (нем. янтарь) называется не Brennstein, хотя это было бы логично, поскольку буквальное значение слова: «горючий камень». Но общенемецкое brenn(en) (нем. гореть) еще в XIII веке было заменено на северонемецкий синоним bern(en). Так янтарь и превратился в Bernstein.

Столь значительное несовпадение «широких» и «узких» границ распространения платтдойч, с одной стороны, вызывает тревогу за исчезновение языка, а с другой, свидетельствует о его неразрывной связи с другими языками. Так, бременский Институт нижненемецкого языка опубликовал данные о сокращении числа носителей платтдойч в нынешнем веке до 2,6 млн человек, а «Журнал германистики и лингвистики» приводит результаты исследования, согласно которому «хорошо говорят на платтдойч не менее 4,3 млн немцев». Наконец, МВД Германии, обобщая статистику национальных и языковых меньшинств, пришло к выводу, что, с учетом тех, кто обладает «пассивными знаниями платтдойч», общее число составляет не менее 17 млн человек – и это только в Германии. А ведь на платтдойч говорят и жители других стран (этнические немцы, выходцы из Северной Германии): Голландии, Дании, России (например, в некоторых населенных пунктах Алтайского края), Казахстана, Киргизии, США, Канады, Мексики, Бразилии, Боливии, Парагвая, Белиза. Экзотичный плаутдич (плотдич – Plautdietsch), сохраненный немцами-меннонитами в России, многие из которых более ста лет назад переселились в Северную Америку, – это тоже одна из разновидностей платтдойч, на которой говорят не менее двухсот тысяч человек.

Нижненемецкий близок к нидерландскому, исторически связан с английским, шведским, норвежским, исландским языками. Согласные звуки в нем более твердые и звонкие, чем в литературном немецком: ik вместо ich (нем. я), Kopp вместо Kopf (нем. голова), Melk вместо Milch (нем. молоко), Dag вместо Tag (нем. день), Water вместо Wasser (нем. вода) и т.п. Типичные немецкие sch заменены на s: slapen вместо schlafen (нем. спать). Кстати, северонемецкий вариант слова Schwein (нем. свинья) звучит донельзя по-русски: Swien. Приходит на ум Маяковский: «Вырастет из сына свин». Выходит, и Владимир Владимирович был в некоторой степени носителем платтдойч.

Словарик

Говорим на Plattdeutsch

ankieken – осматривать, рас­смат­ривать; новомодное слово Ankiekbook означает фейсбук

daun – ничего общего с синдромом Дауна, означает: делать, заниматься делом; Denn Politik, seggt de Buer, is anners as daun (Denn Politik, sagt der Bauer, ist anders als tun) – «Потому что политика, говорит фермер, это нечто иное, чем заниматься делом»

langtöögsch – медленный, неповоротливый

Läwen – похоже на «львов» (die Löwen), но на самом деле жизнь (das Leben)

Malür – несчастье, неудача, провал; Bankenmalür — финансовый кризис 2008 года

Öge (ср.: das Auge) – глаз; rallögen – бессмысленно вращать глазами, «пялиться»

öller – старый; öllerhaftig – старомодный

Räkner (ср.: der Rechner) – счетная машина, калькулятор, компьютерный процессор; Klappräkner – ноутбук («складной калькулятор»)

schnacken, snaken – говорить, болтать (друг с другом), общаться; Schnickschnack – пустая болтовня; ohne Schnickschnack – без дураков, всерьез; Ackerschnacker – забавное соединение слов «пашня» и «болтовня», означающее мобильный телефон

Spijöök – шутка, розыгрыш, в широком смысле: хорошее настроение

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)