Камера, мотор, огонь

Актер Александр Эрлих мечтает снять фильм. Бюджет его дебютной работы совсем невелик, и на краудфандинговой платформе Planeta.ru уже начат сбор средств. Помочь мечте сбыться может каждый. О том, что это будет за картина, автор рассказал в интервью «МНГ».

Александр Эрлих на сцене театра Малыщицкого в спектакле «Старший сын» по одноименной пьесе Александра Вампилова / Из личного архива

Александр, давайте с самого начала. Вы родились в Ленинграде?

Да, родился там, но до школы большую часть времени жил в родной деревне отца в Ленинградской области. Это мир с лесами и озерами. Там легко быть авантюристом – взять, например, с собой немного еды и отправиться на лодке вниз по реке, чтобы узнать, куда она впадает, или караулить с биноклем вечернее туманное поле, в надежде увидеть прилет инопланетян. Знаете, я совершенно не сомневался, что они возьмут меня с собою полетать. Очень тепло и уютно было ночами читать с фонариком под одеялом романы Жюля Верна. Мама, разумеется, ругалась. Это – мое детство

Как в вашей жизни появились театр и кино?

В конце 80-х на экраны вышла комедия Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов». Только в кинотеатре я посмотрел его восемнадцать раз! Мы с приятелем ради этого прогуливали уроки, а бабушки-контролеры пускали нас бесплатно.

Уже будучи взрослым, в 2006 году, я оказался в очень непростой жизненной ситуации, нужно было что-то менять. В творческих вузах на актерском факультете есть негласный возрастной ценз. Мне было тридцать три, и я подал документы на режиссуру.

На третьем курсе я стал актером частного драматического театра «Круг». После окончания академии прошел кастинг в экшн-проект «Позывной «Стая» канала «Россия-2» о жизни русских «солдат удачи», этакие «Неудержимые» по-русски.Потом в мою жизнь вошел камерный театр Малыщицкого.

Вы около десяти лет играете в этом театре. И вдруг беретесь за режиссуру фильма по собственной новелле «Ночь живого огня». Как возникла идея перенести текст на экран?

Идея возникла уже тогда, когда писалась новелла, – около трех лет назад. В процессе написания видишь свое собственное кино на внутреннем экране. Часто твои герои в какой-то момент выходят из-под контроля и начинают сами диктовать тебе, что дальше произойдет, свои мотивы, свою логику поступков и свои реплики. А с новеллой «Ночь живого огня» это было особенно ярко, и я сразу понимал, что в будущем это станет сценарием. Завязка незатейлива: в многоквартирном доме отключили электричество. Мужчина зажег свечу, и вдруг… услышал стук в дверь.

В каком жанре будет снят фильм? Кто ваш зритель?

Я бы сказал, мы пока еще на последних месяцах беременности, роды лишь предстоят. Но на УЗИ уже виден и пол, и общие очертания ребенка, и даже его характер. По жанру наше дитя – безусловно, притча. Притча об отчаянии и спасении. А зритель – это прежде всего тот, кто отключит свой мобильный телефон, приглушит свет в комнате и сядет поудобнее.

Расскажите о команде будущей картины.

Собственно команда у нас небольшая, раздутый штат для этой камерной истории совершенно ни к чему. Хотя к команде фильма я причисляю и тех людей по всей России, что разными способами способствуют его реализации. Они помогают с продажами моих книг, посильно лично участвуют финансово в поддержке съемок и привлекают других людей для этой цели. Я им бескрайне благодарен.

Могу сказать чуть подробнее об операторе-постановщике. Зовут ее Ася. Она – мой давний друг и коллега, с которой мы снимали еще мой диплом семь лет назад. Мы с ней практически одновременно оканчивали вузы. Я – СПбГАТИ, она – операторский факультет ВГИК. Много лет она занимается проблемами детей с особенностями развития, имеет свои документальные работы по этой теме. Она профессионал, есть один маленький «говорящий» момент: после прочтения сценария она меня спросила: «На чью живопись, ты бы хотел, чтобы это было похоже?».

Съемки фильма вы планируете в июле-августе 2019 года. Долго выбирали подходящие места?

Нужные локации выбирались довольно долго. Их – целый список. На каких вариантах мы в итоге остановимся, пока сказать трудно. Будут еще фото – и видеопробы.
Самое сложное – это выбор подходящей квартиры как места основного действия. Она должна отвечать многим параметрам – и по атмосфере, и по чисто техническим факторам, связанным с работой оператора.

Вы создаете притчевый фильм не для массового зрителя. Многие считают, что авторское кино в России переживает не самые лучшие времена. С какими трудностями столкнулись вы?

На самом деле отсутствует задача сделать фильм «не для всех». Совсем наоборот, хочется говорить с абсолютным большинством на понятном языке. В этой истории каждый зритель сможет в определенный миг примерить «рубашку героя» на себя, я это знаю. Это история о простых одиноких людях, играющих в странные сложные игры, хотя желают они совсем иного…

Я не согласен с тем, что так называемое авторское кино переживает трудные времена. Все с точностью до наоборот! Какие трудности? С финансированием? С прокатом? Чепуха. Это малобюджетное кино, и всегда можно найти необходимую сумму, если ваш сценарий хоть чего-то стоит. Знаете бюджет «Брата» Балабанова? Двадцать тысяч долларов. Все! И это – шедевр.

Любое кино я просто делю на хорошее и плохое. В одном из моих автобиографичных рассказов есть дед Митяй, который останавливал меня каждый раз, когда я возвращался из деревенского клуба после киносеанса. Когда на его вопрос о том, хорошее ли было кино, я отвечал утвердительно, он уточнял, плакали ли люди. И если нет, то дед вздыхал: «Значит, плохое…». Понимаете, как просто?

Когда вы планируете выпустить фильм?

Хочется успеть к весне 2020-го. Но многое зависит от фи­нансирования.

Какую судьбу вы желаете картине?

Чтобы моим детям было не стыдно показать его внукам. И чтобы он смог бы «пройти тест» деда Митяя.

Беседовала Евгения Гамова

Помочь собрать нужную сумму можно здесь .

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)