«Как будто все жили одной жизнью»

Подружки Елена Пеннер и Паулина Клиппенштайн из Северного Рейна-Вестфалии не планировали ничего серьезного, когда создавали аккаунт PlottdietscheMejale в Instagram. Делали его ради удовольствия и общения с теми, кто, как и они, говорит на нижненемецком диалекте. Сейчас у них более 4500 подписчиков. В ноябре девушки попали на обложку журнала Землячества немцев из России Volk auf dem Weg. В интервью его редактору они рассказали, в чем история их успеха

 

У Елены Пеннер (слева) и Паулины Клиппенштейн много общего / PlottdietscheMejale

Что стоит за проектом Plott­dietsche­Mejale и как появилась идея создать такой аккаунт?

Паулина: Абсолютно спонтанно. Раньше была страничка в Интернете, на которой носители платт­дойч (нем. Plattdeutsch), нижненемецких диалектов, общались между собой. К сожалению, ее больше нет. Поэтому мы без долгих колебаний решились создать аккаунт в Instagram и, так сказать, оживить прошлое.

Елена: Мы не представляли, что там должно быть. Честно, в шутку делали. Мы даже и не думали, что так хорошо пойдет. Я бы даже сказала, что наши подписчики направили нас в нужное русло. Они задавали тон – типичные блюда, предметы, которые у каждого есть дома, определенный опыт, приобретенный в детстве. Мы делились своими воспоминаниями и видели, как важно это для наших читателей. Так быстро забывается то, что раньше было частью нашей жизни. Поэтому в наших постах каждый может увидеть себя. Прошли недели, прежде чем мы пришли к этому. Мы очень счастливы, что наша страничка пришлась по душе стольким людям.

То есть никакой конкретной стратегии не было, скорее: «Упс…»

П. (смеется): Точно! Мы начали в конце марта. С тех пор число присоединяющихся к нам все время растет. Мы в шоке от того, сколько человек хотят поделиться с нами своими воспоминаниями. У нас с ними много общего, я думаю, в этом причина, почему то, о чем мы пишем, так хорошо принимают. Это чувство единения. В мире где-то есть люди, которые испытывают те же чувства, что и мы, и пережили то же, что и мы.

https://www.instagram.com/p/B5FlXCdiIiB/

В Instragram вы такие же, какие и в жизни – не приукрашенные. Может причина вашей популярности и в этом?

Е.: Может и так. В Instagram есть блоггеры, имеющие тысячи, миллионы фолловеров. Они показывают идеальную картинку: идеально убранный дом, несмотря на то, что у них, например, трое детей, идеальную укладку, идеально приготовленную пищу – все идеальное. Но в жизни не так. Мы хотим оставаться такими, какие мы есть, и показывать нашу повседневную жизнь.

П.: Я показываю свой дом, даже если он не убран – это же нормально, когда у тебя дети. Многие пользователи сети благодарят нас за это – наши посты придают им уверенность, потому что показывают – это нормально быть несовершенным.

Не боитесь подтвердить какие-то стереотипы?

П.: Действительно, поднимая ряд тем, мы ходим по тонкому льду. Но многое нужно воспринимать с юмором. Мы делаем посты не по какому-то образцу, а так, от балды. Мы не можем угодить каждому и не обязываем людей подписываться на нас.

Е.: Наши подписчики часто сами что-то предлагают, но мы не можем все взять. Мы придерживаемся определенных норм и правил.

Что для вас значит обмен мнениями с другими российскими немцами?

Е.: Очень многое. Полезно говорить с единомышленниками, обмениваться опытом. В сообществе российских немцев, говорящих на платтдойч, все знают друг друга. У многих большие семьи, в которых готовят одинаковые блюда и отмечают типичные праздники с огромным количеством гостей. Эта сплоченность и делает нас ближе друг к другу.

П.: В этом году, когда мы возвращались из отпуска, за нами в самолете сидели российские немцы. Они говорили между собой на платтдойч. Ты слышишь этот диалект, и тебя охватывает такое чувство радости – как будто вы единое целое. Да, это чувство единения – мы не знаем друг друга, но каким-то образом связаны друг с другом. Каждый год в соседней деревне проводится футбольный турнир для носителей нашего диалекта. Это уже традиция. Мы играем в футбол, потом вместе отмечаем, молодежь знакомится, и все говорят на платтдойч. Мы одна большая семья!

Вы тоже говорите на платтдойч?

П.: Раньше говорили, но с годами язык забывается. На нашей странице в Instargram многие спрашивают, говорим ли мы и не могли бы мы больше постов делать на платтдойч. Но это было бы слишком сложно, потому что многие наши подписчики не знают платта.

Вы обе родом с Алтая. Паулина, ты приехала в Германию в двухлетнем возрасте, Елена, тебе было 1,5 года. На каком языке говорили в ваших семьях?

П.: На самом деле мы говорили только на платтдойч. На русском реже – лишь тогда, когда наши родители хотели что-то скрыть от нас.

Е.: Мы говорили скорее на литературном немецком. Хотя мы и понимаем платтдойч, но со временем язык, к сожалению, забывается.

https://www.instagram.com/p/B3CqJqXiMwO/

А культурные компоненты? Вы «типичные» российские немки?

П.: Может, кое-что у нас не такое, как у местных немцев. Например, блюда, которые мы готовим дома. Наши дети с малолетства знают, что бывают большие семейные праздники. Рождество – это всегда огромный праздник. Мы даже арендуем зал – так много нас. Летом к нам на праздник собираются до двухсот человек!

С недавних пор вы поднимаете и вполне серьезные темы.

П.: Да, благодаря этому у нас у самих проснулся интерес к истории наших предков. Раньше мы кое-что слышали, когда дедушки-бабушки рассказывали. Но никогда не вникали по-настоящему. После того как мы многое узнали о нашем сообществе, мы уже не можем просто так игнорировать эту тему. Это наша общая история.

Как думаете, культура российских немцев когда-то вымрет?

Е.: С языком какие-то элементы культуры теряются. Со временем что-то стирается. С годами этот процесс будет только ускоряться. Поэтому мы хотим нашей страничкой обратить на это внимание.

П.: Уже по нашему поколению это видно. Мы между собой почти не говорим на платтдойч. Подстраиваемся под наше окружение.

Какой у вас как российских немцев был опыт в прошлом?

П.: К сожалению, в большинстве случаев это те, кто нас окружает, нас критикует, а иногда так доканывает, что мы как российские немцы плохо себя чувствуем. Я в детстве и юности не раз это испытала на себе. Есть немало предубеждений. Для многих мы все еще русские.

Е.: Да, и эти предрассудки до сих пор есть. Многие вообще не знают истории. А когда им рассказываешь, их это не интересует. Ты родилась в России, значит – русская. Точка. У наших бабушек и дедушек жизнь была такой тяжелой. Жаль, что прибыв в Германию, они не могут чувствовать себя как дома. И это после всего пережитого! Вот это горько.

Вы думаете, на ваших детях это тоже отразится?

П.: Надеюсь, нет. Я бы сегодня с удовольствием пошла в школу, понимая все это. Будучи такой же отважной. В школе я стыдилась, что я перекатываю R. И многие дети испытывали то же самое, когда о них сразу говорили: «Это русские». Поэтому некоторые не интегрировались, а сразу ассимилировались. По многим и не скажешь, что они российские немцы. Они не хотели выделяться. Другие интегрировались, но так же хорошо, что и по ним не скажешь, что они российские немцы. Как мы уже говорили – границы все больше и больше стираются.

Е.: Надо стараться сохранять культуру как можно дольше. Мы не можем остановить процесс, но можем его растянуть. Важно, что нам это нравится. Кроме того, нашей страничкой мы побуждаем других людей заинтересоваться нашей историей. Мы узнаем истории других людей. Эта тема нас всегда интересовала, сейчас мы занимаемся ею интенсивнее.

П.: В любом случае это хорошая возможность поговорить о нашей истории вне своего круга. Среди наших подписчиков есть и те, которые не имеют ничего общего с историей российских немцев. Некоторые пишут нам, что благодаря нашей странице они стараются говорить на платт­дойч – она мотивирует их.

Е.: Наша страница затрагивает многие темы. Не только историю, но и впечатления из детства и юности, которые важны для нас и сегодня. Мы часто предаемся воспоминаниям и говорим о том, что значит быть собственно носителем платтдойч или российским немцем.

П.: Мы говорим обо всем, что с этим связано: от рецептов до определенных моделей поведения и музыки. Да, музыки российских немцев нет. Но есть песни, которые мы слушали в молодости, и все их знают. Каждый может столько рассказать о своей жизни! Это великолепно, когда люди чувствуют, что к ним обращаются. Каждый раз, когда мы что-то постим и люди рассказывают нам о своих чувствах, переживаниях, о своем опыте – который совпадает с нашим, мы думаем: невероятно, что у нас столько общего! Как будто мы все жили одной жизнью.

Беседовала Катарина Мартин-­Виролайнен

 

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)