Догнали и перегнали Запад

В Германии граница между привлекательными, перспективными регионами и, наоборот, проблематичными, неразвитыми уже лишь частично совпадает с бывшей границей между ГДР и ФРГ. И на Западе появились округа, которым грозит вымирание. Это следует из нового исследования «Демографическое положение нации» Института народонаселения и развития в Берлине. Выход эксперты видят в миграции.

В Дуйсбурге, где много заброшенных заводов, население сокращается особенно быстро / Pixabay

Елена Шлегель

После объединения Германии наиболее энергичные и амбициозные осси, как называют восточных немцев, устремились в западные земли, где выше уровень жизни, больше перспектив и средств самореализации.Тогда волна внутренней миграции рассматривалась как временное явление. Спустя почти тридцать лет стало ясно, что, как и все временное, устремленность на запад является постоянной.

На устранение социальных диспропорций между востоком и западом были направлены колоссальные средства. Жители западных земель после объединения страны платят так называемый налог солидарности – на развитие новых земель. Нельзя сказать, что эти усилия пропали втуне. Некоторые восточные регионы развиваются опережающими темпами. Яркий пример – Саксония. Стабильно, на протяжении ряда лет, она занимает третье место среди федеральных земель по темпам экономического развития, а по сокращению безработицы – второе место в новых землях после Берлина.

Столица Саксонии, Дрезден, вошла в TOP 20 городов и округов с наилучшими перспективами развития и с наиболее высоким уровнем доходов населения. Однако следует подчеркнуть, что это единственный восточный город в рейтинге. Даже Берлин далек от престижной двадцатки, где большинство мест поделены между Мюнхеном и другими баварскими городами и округами.

Все эти данные приведены в материалах исследования уровня жизни и демографической обстановки, проведенного берлинским Институтом народонаселения и развития. Отмечается, что с 2013 года число переездов с востока на запад страны резко сократилось. Сальдо в росте (убыли) населения в обоих «половинах» страны стабилизировалось. Некоторые города, особенно Берлин, отличаются благополучными показателями рождаемости. Причем в столице и наиболее высокая обеспеченность малышей местами в детских садах. Хорошо выглядят в этом смысле также Лейпциг, Йена, Галле, Эрфурт.

Но следствием внутренней миграции стало вымирание тех восточных регионов, которые лежат за пределами столичной, дрезденской, лейпцигской метрополий с их развитой инфраструктурой, большим числом рабочих мест, высоким уровнем культуры. По прогнозам, к 2035 году население Саксо­нии-Ангальт сократится на 16%, а 23 наиболее «запущенных» округа этой федеральной земли потеряют в среднем каждого пятого жителя. В Шпре-Найсе, самом проблематичном округе Бранденбурга, через полтора десятка лет будет приходиться лишь по одним родам на пять похорон.

Похожие процессы наблюдаются и в ряде регионов на западе страны, особенно в Рурской области, чье былое процветание блекнет из-за свернутой к этому году добычи угля и других факторов диверсификации экономики. Вчерашним индустриальным центрам – Вильгельмсхафену, Херне, Дуйсбургу, Оберхаузену, Реклингхаузену также угрожает участь «приюта для бедных» (хотя, по традиции, так продолжают называть бывшую ГДР).

Ряд экспертов сходится во мнении, что залатать демографические дыры способен лишь приток иммигрантов извне, в том числе беженцев. Поэтому Германия и в дальнейшем будет осуществлять политику открытых дверей, призывая к этому и Европейский союз. Высказываются, однако, и опасения, особенно после 2015 года, когда страна пережила самое сильное за последние десятилетия «цунами беженцев». Внешний приток способен лишь формально оздоровить демографию. Но он только обострит наиболее болезненные проблемы. «Новые немцы» (то есть, фактически, арабы, албанцы, выходцы из Северной Африки и т.п.) мотивированы на потребление материальных благ, недостижимых в их прежней жизни. Гораздо меньше мотивированы они на то, чтобы стать «производительной силой» нового общества, в которое вливаются. Ну а как дополнительный фактор потребления миграционная волна рано или поздно обрушит социальную систему приютившей их страны.

В последние годы правительство Германии направляет значительные средства на интеграцию беженцев и иммигрантов, на обучение их немецкому языку, на профессиональную учебу перспективной молодежи. Однако выпускные экзамены языковых и интеграционных курсов успешно сдают от силы 30% слушателей. Инертное большинство «послушно» переходит с курсов на курсы, годами получая пособия, не стремясь к отдаче. Зачем стремиться, если их главная цель – попасть в Германию – уже достигнута.

Комментарий

Вильгельм Хауман, научный сотрудник Института демоскопии в Аленсбахе

Германия стремительно стареет. К 2040 году доля людей старше шестидесяти лет в немецком обществе увеличится с 27 до 36%, а доля занятых, в возрасте 20–60 лет, сократится с 55 до 47%. Восточные земли теряют население, лишь в Берлине, Дрездене и Лейпциге, включая соседние округа, можно по-прежнему ожидать демографический рост.

Как и по всей стране, большие города являются наиболее привлекательной целью, особенно для молодежи. Но это порождает другую проблему: недостаток приемлемого жилья. Только в пяти городах – Мюнхене, Берлине, Франкфурте, Штутгарте и Гамбурге – ожидается к 2030 году недостаток 750 тыс. квартир. Как следствие, поскольку увеличивается «конкуренция жильцов», – ускоренный рост квартирной платы. Вообще, квартплата в Германии увеличивается быстрее, чем доходы населения, но в Мюнхене и других особо привлекательных центрах она бьет все рекорды.

Исправит ли положение приток иммигрантов? Оптимистические прогнозы следовало бы делать с большой осторожностью. В последнее время Министерство внутренних дел и Министерство труда работают над концепцией привлечения «квалифицированных мигрантов»: владеющих профессиями, на которые в Германии есть реальный спрос, знающих немецкий язык, настроенных на дальнейшую учебу, переквалификацию или повышение квалификации. Практика, однако, показывает опережающий рост числа иммигрантов, не владеющих языком и перспективными профессиями.

Кроме того иммигранты, особенно с Ближнего Востока и Северной Африки, неохотно приживаются в провинции. Они тоже стремятся в большие города, с их многослойной межкультурной средой, наличием параллельных обществ, где каждая национальная община может жить своим укладом, «не подозревая» о существовании других. Даже тот факт, что в больших городах больше половины заработка приходится отдавать за жилье, не отрезвляет тех, чье жилье оплачивает социальное ведомство…
Если такие тенденции сохранятся, то «чуда» не произойдет.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)