Глава малоизвестной немецкой истории

Недавно «МНГ» вкратце рассказала о том, что писательница Эльвира Цайслер удостоилась премии Kindle Storyteller Award от Amazon за исторический роман «Как трава на ветру» о судьбе крымских немцев, врученной на Франкфуртской книжной ярмарке («МНГ», № 20). В интервью нашей газете она раскрыла секрет своего успеха.

Эльвира Цайслер получила премию за свой роман, опубликованный на интернет-платформе Kindle Direct Publishing / Amazon


Персона

Эльвира Цайслер
Родилась в 1980 году в Алма-Ате. В 10-летнем возрасте переехала с семьей в Германию. С 2007 года опубликовала под различными псевдонимами более 20 романов на интернет-платформах. В 2018-м там же под псевдонимом Элла Цайс вышел в свет ее роман «Как трава на ветру» (в оригинале – Wie Gräser im Wind), историческая семейная драма о жизни крымских немцев в СССР в 1930–1942 годах.


Поздравляем! Такая премия – что значит она для вас?

Год назад я разговаривала с одним из финалистов, произведение которого вошло в шорт-лист премии Kindle Storyteller Award. Никогда бы не подумала, что сама буду стоять на сцене. Я очень рада, что награду дали именно за книгу «Как трава на ветру», это показывает, что она была особо оценена. У меня самой особое отношение к этой истории: я очень люблю и фэнтези, и любовные романы, но они, как правило, не такие уникальные. А вот история, изложенная в романе, единственная в своем роде.

Ваш роман появился в самиздате в Интернете. Как вы пришли к мысли опубликовать его таким образом?

Свою первую книгу я выпустила в 2005 году в маленьком издательстве. Тогда я поняла, что оно мало что может мне предложить, и я стала писать в стол. Когда появилась возможность публиковать электронные книги, я подумала: «Дай-ка попробую, я же ничего не теряю». Я быстро заметила, что у моих историй есть своя целевая группа, и стала работать больше, так, что в какой-то момент я смогла жить на доходы от их продаж.

Вы впервые рискнули написать исторический роман – после многочисленных фэнтези и любовных романов. Что подтолкнуло вас к этому?

Серьезный поиск информации, потому что я хотела еще и кор­рект­но отразить исторические события. У меня были определенные эпизоды, которые я хотела дать, при этом сделать их живыми и яркими. Мне повезло, что часть родственников объединили свои усилия и написали семейную хронику. Каждый передал фотографии, документы, поделился воспоминаниями и составленным генеалогическим древом. Все это и легло в основу книги, стало самым важным для меня источником. Остальное – истории моей бабушки и дедушки.

Как долго вы работали над романом?

Я год собирала информацию и два писала. Но одновременно я работала и над другими проектами.

Есть уже отклики читателей? Вы в основном писали с расчетом на российских немцев?

Да, есть отклики и от российских немцев, но прежде всего от других читателей, которые вообще об этом никогда ничего не слышали. Такие говорили: «Вау, теперь мне кое-что становится ясно – теперь я понимаю российских немцев, которых знаю». Это в основном люди, которые благодарят, что они узнали что-то, чего не знали. Некоторые даже говорили, что им жаль, что этого не преподавали им в школе. И поэтому широкая публика об этом вообще ничего не знает.

Многие авторы из числа российских немцев, написавшие истории своих семей, сталкиваются с проблемой: их читают только свои. В чем секрет вашего успеха?

Я ориентировалась на тех, кто читает исторические романы и таким образом выстроила книгу, чтобы ее героям сопереживали и те, кто раньше вообще не сталкивался с этой проблематикой. В анонсе книги, опубликованном на супер-обложке, я не заостряла внимание на российских немцах, сделав акцент на «малоизвестной главе немецкой истории». Это то, что могло привлечь людей. Многие произведения российских немцев – это воспоминания или хроники. На обложке часто черно-белые фотографии. Они обращаются к другой читательской аудитории, которая читает исторические романы не для того, чтобы развлечься, а чтобы что-то узнать.

Что лично для вас означает быть российской немкой?

Я всегда считала себя российской немкой, хотя в последние годы, когда у меня появилась семья, дети, я не так часто об этом размышляю. Это часть меня. Мое детство в Казахстане, опыт жизни там, а также русский язык – все это очень ценно для меня. Благодаря русскому языку и литературе я смогла попасть в другой мир, и я не хочу без этого обходиться.

Ваш опыт интеграции в Германии уже был отражен в ваших произведениях?

Да, герои моих фэнтези всегда были в поисках самого себя, своего места в мире, своей идентичности. В моем романе «Ребенок фей» (в оригинале – Feenkind) главная героиня понимает, что она чужая там, где, как считала, она дома, что она другая. И этот поиск – где же собственно мое место, это принятие своего происхождения, своего прошлого – это тематика моих произведений, в которой отразился мой личный опыт.

Вы хотели бы написать на какие-то другие темы, связанные с проблематикой российских немцев, например, об эмиграции в Германию?

Не планирую. С одной стороны, меня это подстегивает, а с другой – все это очень личная история. К тому же я не уверена, что понимаю, с какой точки зрения я бы могла написать о миграции, что я хотела бы сказать такой книгой. Может, когда-нибудь я это пойму, возможно, я о чем-то таком и напишу, но в настоящий момент я не понимаю, что это даст.

Беседовала Лариса Масс

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)