В знак примирения

Растянувшийся на несколько лет процесс выплаты Германией компенсации тем, кто в 1940-е из-за своей немецкой национальности был мобилизован в трудовые лагеря, подходит к концу. «МНГ» выяснила, дошли ли деньги до тех россиян, кто претендовал на них.

Участники форума российских немцев в 2016-м стоя аплодируют Эдвину Грибу (1925–2018), поделившемуся своими воспоминаниями о трудармии. Сам он от положенной ему компенсации отказался. / Денис Шабанов

Ольга Силантьева

27 ноября 2015 года бундестаг принял решение выплатить символическую компенсацию в размере 2500 евро всем бывшим подневольным работникам, которые, будучи гражданскими лицами, были привлечены к принудительному труду на основании их германского подданства или немецкой национальности во время или в результате последствий Второй мировой войны.

До 31 декабря 2017-го шел прием индивидуальных заявлений на компенсацию. Претендовать на нее могли также и близкие родственники бывших подневольных работников (дети или супруг), в том случае, если сам получатель ушел из жизни в период с 27 ноября 2015 года до 31 декабря 2017-го.

Многие руководители центров встреч и социальные работники откликнулись на просьбу руководства самоорганизации российских немцев помочь трудармейцам в подготовке заявлений. Их переводом на немецкий язык безвозмездно занимались ведущие языковых клубов.

Всего от Международного союза немецкой культуры в Германию, в Федеральное административное ведомство (BVA), централизованным образом было отправлено 117 комплектов заявлений. Почти половину из них помогла собрать председатель Координационного совета немцев Кемеровской области Софья Симакова. Благодаря объявлениям во всех местных СМИ и поддержке управлений соцзащиты, ей удалось значительно расширить свою базу репрессированных и трудармейцев по региону и объехать практически всех потенциальных претендентов на 2500 евро. Еще 61 комплект документов был подготовлен в других регионах Российской Федерации. Нашлись немцы, которые наотрез отказались подавать заявления на компенсацию. Кто-то посчитал, что она ему не нужна – мол, у него и так хорошие условия жизни. Кто-то не сделал это из-за страха и нежелания ворошить прошлое. Всего же в BVA было подано 46 736 заявлений (некоторые – после 31 декабря 2017 года, однако они не принимались к рассмотрению). Почти 33 тыс. из них – от бывших советских трудармейцев. 90% заявителей – старше 80 лет. Две трети – женщины. 96% заявителей живут сегодня в Германии.

По словам референта в Министерстве внутренних дел Германии Себастьяна Клапперта, координирующего процесс выплаты компенсаций, никто не ожидал, что будет подано такое большое количество заявлений. «Это стало большим вызовом для нас», – говорит чиновник. Он объяснил «МНГ», что было принято решение действовать следующим образом: половина сотрудников обрабатывала документы, исходя из дат рождения заявителей, начав с самых пожилых, другая половина – ориентировалась на порядок поступления заявлений.

Еще одним вызовом для представителей BVA стало общение с людьми очень преклонного возраста (к тому же нередко страдающими деменцией), необходимость уточнить какие-то моменты, касающиеся их пребывания в трудовом лагере.

Но трудно на этапе обработки заявлений пришлось не только чиновникам из BVA. «С подачей документов все не закончилось, а, как выяснилось, только началось, – рассказывает Софья Симакова. – Шли постоянные письма и звонки с вопросами, почему нет денег и даже с угрозами пойти в прокуратуру с жалобой на присвоение денег. Очень долго шли подтверждения о получении документов. Пожилые люди и их родственники не хотели понимать, что на выплату подано огромное количество заявлений, из которых российские – это капля в море. Что мы оказывали только помощь в оформлении и отправке и не имеем никакого отношения к этим средствам и нам никто не сообщает, на какой стадии дела конкретных людей».

Одна только проблема с банковскими переводами чего стоила! «Четырем получателям были отправлены компенсации, которые вернулись обратно в Германию, хотя счета у всех были открыты в «Сбербанке», – говорит председатель Координационного совета немцев Кемеровской области. – Родственники сразу обращались к нам, хотя у всех были телефоны ведомства (проблема в том, что они не могли общаться на немецком), и мы писали по этому поводу письма и высылали новые документы и новые реквизиты. Кто-то сам закрыл свой счет, и мы три месяца вели переписку с объяснениями и просьбой разрешить открыть новый счет. Большой проблемой оказалось и то, что пять человек ушли из жизни после подачи документов, и опять же родственники обращались ко мне с вопросом, что делать, и мы снова переводили документы и заявления на наследников и вели переписку с ведомством. Поэтому я все 56 фамилий заявителей знаю наизусть, знаю, как зовут их детей и внуков и в каких условиях они проживают».

Наталия Демпке из Коломны, координировавшая процесс сбора документов в Центральном регионе РФ, вспоминает, что ситуация с выплатами наладилась только после нескольких личных встреч в Германии с теми, кто занимался обработкой заявлений. «Это позволило правильно выстроить логистику и найти кратчайшие пути для оперативного решения всех проблем», – говорит Наталия Ивановна. Всего в Центральном регионе РФ было собрано 20 комплектов заявлений, все заявители получили на сегодняшний день компенсацию.

Из 56 «подопечных» Софьи Симаковой к марту 2020 года компенсации получили 43. Выплат ждут еще несколько наследников, но, как объяснила немецкая сторона, им будет перечислено в последнюю очередь.

«Мне лично позвонили и поблагодарили за заботу только 11 человек, хотя пока не получили денег, звонили все и по нескольку раз, – рассказывает Софья Александровна. – Очень расстроили родственники прикованного к постели заявителя, которые через неделю после получения средств позвонили и спросили, когда я привезу памперсы для деда. Неужели он не заслужил с этих средств себе на памперсы? Хотя я просила их купить ему многофункциональную кровать с этих денег, но, увы, ни того, ни другого. Большинство считает, что это наша работа, которой мы обязаны были заниматься».

На конец января было обработано 92% заявлений. «Предположительно оставшиеся заявления будут обработаны в этом году, – прокомментировал ситуацию с выплатой уполномоченный федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств Бернд Фабрициус. – Я надеюсь, что для получателей компенсации это признание – хоть и запоздалое – их ужасных страданий станет знаком примирения».

Благодарим Ольгу Осетрову за помощь в подготовке материала.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)