Вслед за Суворовым

В 1799 году Александр Суворов с 23-тысячным войском совершил героический переход через Альпы. 220 лет спустя этот подвиг в том же обмундировании и в те же даты повторили российские реконструкторы. Зачем им был нужен этот сумасшедший опыт?

Участников похода не пугала никакая погода / Андрей Жемков

Любава Винокурова

Швейцарский поход Суворова вошел в учебники истории как образец мужества и стойкости русских солдат. Поход русских реконструкторов станет примером страстной любви к истории и приключениям. Пятьдесят человек в исторических костюмах без необходимого для «прогулок по горам» снаряжения и одежды в приближенных к «суворовским» условиям, но без лошадей, прошли более 170 км пешком и вернулись здоровыми и счастливыми.

Вдохновителем стал руководитель клуба военно-исторической реконструкции «6-й егерский полк» из Санкт-Петербурга Петр Кнопф. К походу готовились три года. «Все пришлось делать с нуля: искать участников, изучать исторические реалии, шить на всех форму, согласовывать поход с российской и швейцарской сторонами. Ведь никто еще никогда ничего такого не делал, мы первые», – объясняет Петр Кнопф. Участники проекта вложили в него собственные средства. Перед поездкой они посещали лекции в Государственном мемориальном музее А.В. Суворова, поддержавшем проект, и изнуряли себя физическими тренировками. Стартовали в ту же дату, что и Суворов – 23 сентября в горной деревушке Айроло, а закончили – 5 октября в Куре. Пять кантонов, четыре языка и два вида пехоты – линейная, представленная мушкетерами и легкая – егеря.

Мушкетеры в Мутенской долине / Борис Мегорский

Со стороны может показаться, что швейцарский поход – это увеселительная прогулка, от которой не стоит ждать никаких опасностей. Это не так. Суворов потерял в Альпах пять тысяч солдат. Они погибли не только в сражениях с французами, но и на опасных переходах. Современные участники похода шли по Via Suworow 55 – тот самый путь, сохраненный для путешественников швейцарцами в память о русском генерале-освободителе. Местность за два века практически не изменилась, кое-где рядом появились магистрали, но они не задевают маршрут. На нескольких участках дороги есть мемориальные знаки в честь русских солдат. У них служили панихиды.

Петр Кнопф говорит, что самым тяжелым в переходе было привыкнуть к историческому обмундированию и «аксессуарам». «Все снаряжение – непривывычно и неэргономично. У солдат Суворова не было навыка хождения по горам, но у них было больше выносливости, чем у нас». Особенное неудобство доставляла обувь – кожаные сапоги, которые плохо выдерживали горный ландшафт, приходилось подбивать каблуки гвоздями. А вот с одеждой повезло немного больше. «Суконный камзол и кафтан хорошо защищают от холода в сухую погоду, даже если вокруг лежит снег, но при ветре с дождем форма намокает и становится тяжелой», – рассказывает Петр Кнопф.

Участники похода старались максимально отказаться от современных благ цивилизации, они не ночевали в гостиницах, не пользовались зонтами и палатками. Быт устраивали по-солдатски. Лагерь разбивали на заранее согласованной с муниципалитетами местности: в полях или лесу. «В Швейцарии нельзя ночевать в свободно выбранном месте. Теоретически 2-3 человека могут расположиться там, где хочется, но когда таких желающих 50, это может вызвать беспокойство жителей». Они, кстати, реконструкторов не боялись, угощали продуктами, даже разрешали иногда спать на сеновалах. Имя Суворова хорошо знакомо в этих местах, оно своего рода пароль, открывающий сердца местных. Во время путешествия солдаты часто принимали участие в торжественных мероприятиях, связанных с юбилеем Швейцарского похода и личностью генерала. С коммуникацией проблем не было: хоть участники все и русскоговорящие, но некоторые живут в Великобритании, Германии, Швейцарии, они и переводили, если было нужно.

С сеновалами в качестве ночлега везло не всегда, в основном спали под открытым небом, укрывшись шинелью или натягивая полотняный тент (менее стойкие все-таки ставили брезентовые палатки), ни подушек, ни одеял. Питались тоже скромно: варили кашу из сухарей, тушенки и солонины, ели прямо ложками из котла. «Своих мисок солдаты Суворова не имели, это была лишняя тяжесть», – объясняет Петр Кнопф. Запивали водой из источников, редко квасом или пивом.

В лагере / Михаил Евстратов

За день проходили от 11-ти до 24 км, старались успеть до наступления темноты. Пережили несколько климатических зон: не испугались ни жары, ни ливней, ни снегопадов. Петр Кнопф признается, что первоначальный замысел претерпел на месте некоторые изменения, но в целом он удовлетворен тем, как все прошло. «Это экстремальное испытание, вызов из глубины веков. Способен ли сегодня русский человек повторить то, что когда-то сделали его предки? Хотя бы в условиях мирного времени?» – спрашивал себя и участников похода Петр Кнопф. Теперь понятно, что способен.

Справка

Швейцарский поход Суворова

Поход был военной операцией, предпринятой Александром Суворовым в ходе войны Второй коалиции. Великобритания, Австрия, Англия, Турция, Неополитанское государство в 1792–1802 годах вели войну против революционной Франции. Швейцарский поход был нужен, чтобы соединить австрийские и русские войска, воевавшие до этого в Италии, и выгнать французов из Швейцарии. В тяжелейших условиях горного похода под непрерывным натиском французов армия добралась до Австрии, а затем двинулась в Россию. Военных успехов она не добилась, но Швейцарский поход стал синонимом героизма и побед русского оружия.

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)