Виды на сокровища

Потомки кайзера Вильгельма II требуют вернуть себе дворцы и тысячи произведений искусства, выставленных в музеях Берлина и Бранденбурга. Требование скандальное и трудновыполнимое – представителям бывшей правящей династии придется доказать, что их семья не потворствовала режиму Гитлера.

Дворец Цецилиенхоф – потенциальное «жилье» для Гогенцоллернов / pixabay

Любава Винокурова

Династия Гогенцоллернов (такая фамилия была у последнего германского императора Вильгельма II) правила немецкими землями примерно тысячелетие. Монархическая «карьера» завершилась после Ноябрьской революции 1918 года, когда Вильгельма II заставили отречься от престола. Нужно отметить, что этому событию, как и в случае с российским императором Николаем II, во многом способствовала затянувшаяся Первая мировая война. Кайзер и его семья после революции остались живы, несмотря на то, что согласно Версальскому мирному договору бывший император объявлялся военным преступником, развязавшим мировую бойню. Гогенцоллерны получили убежище в Нидерландах и вполне благополучно там жили, мечтая о возвращении на престол.

Сегодня праправнук Вильгельма II и глава дома Гогенцоллернов принц Прусский Георг Фридрих Фердинанд точно так же мечтает о возвращении семейных сокровищ (после Второй мировой войны потомки кайзера снова живут в Германии). Как стало известно изданию Der Tagesspiegel, принц с 2014 года ведет переговоры о спорном имуществе с земельными правительствами Берлина, Бранденбурга, Фондом прусских дворцов и садов Берлина – Бранденбурга, Фондом прусского культурного наследия и Немецким историческим музеем. Почему имущество спорное? Государством во времена Третьего рейха не были «приватизированы» дворцы и находящиеся в них ценности. Формально они все еще принадлежат Гогенцоллернам.

Принц Прусский Георг Фридрих Фердинанд / wikimedia

Когда в Нидерланды «выселяли» Вильгельма II, то вместе с ним в эмиграцию отправились 23 вагона мебели из его дворцов, автомобиль, лодка и 27 контейнеров с вещами. В 1926 году прусский парламент вернул Вильгельму 39 дворцов и замков, а также ферму в Намибии и 15 млн марок, а еще дал разрешение жить детям и внукам во дворце Цецилиенхоф в Потсдаме. После войны большая часть недвижимости оказалась на территории зоны оккупации СССР. В 1945 году советская власть ее национализировала и отдала ГДР. Вот с этим решением Гогенцоллерны и не согласны, настаивая на том, что после объединения Германии имущество должно было вернуться семье. Так бы, возможно, и произошло, если бы семья могла доказать, что не поддерживала приход к власти Гитлера, но неопровержимых доказательств этому нет.

Вильгельм II и его сын, кронпринц Вильгельм Прусский, рассчитывали на то, что смогут быть кайзерами при канцлере Гитлере. Сохранились письма, в которых и отец, и сын выражали поддержку действиям фюрера, поздравляли его со взятием Польши и Франции; до нападения на СССР Вильгельм II не дожил. Его праправнук ратует не столько за честность и справедливость в сфере имущественных отношений, сколько за материальное благополучие. Семья требует компенсации за утерянные во время Второй мировой войны ценности, а также хотела бы воспользоваться своим правом на проживание во дворце Цецилиенхоф, том самом, где был подписан Потсдамский мирный договор. Гогенцоллерны и так не бедствуют: у них достаточно недвижимости и предметов искусства. Некоторые из них они периодически продавали на аукционах до того, как Германия запретила вывозить любые ценности за пределы страны. Помимо этого, Георг Фридрих Фердинанд является владельцем компании по производству пива. Видимо, предпринимательская жилка в нем и заговорила. Немецкие СМИ не стесняются порицать «коварство» принца. Die Süddeutsche Zeitung отмечает, что глава дома Гогенцоллернов исходит из того, что «не все, что является юридически возможным и экономически рациональным, отвечает социальным и моральным нормам».

Комментарии

Комментариев

Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)