Заключенные в объятия

В деревушке Нидердорф итальянской автономной провинции Больцано-Южный Тироль, где в XIX веке зародился местный туризм, сегодня есть 1199 мест в отелях и нет туристов из России. Хотя их могла бы привлечь не только красота Доломитовых Альп, Всемирного наследия ЮНЕСКО, но и один связанный с нашей страной эпизод здешней истории.

Hotel

«Отель Эмма» назван в честь основоположницы местного туризма / Юлия Ларина (2)

Юлия Ларина

Это был прием на высшем уровне: деревня Нидердорф проявила максимальное радушие к неожиданным персонам, среди которых оказались бывший австрийский федеральный канцлер Курт фон Шушниг с семьей, прежний австрийский вице-канцлер и бургомистр Вены Рихард Шмитц, экс-премьер-министры Франции Леон Блюм и Венгрии Миклош Каллаи, а также главнокомандующий греческой армией (позже – премьер Греции) генерал Александрос Папагос со всем своим штабом. Генералов среди прибывших было немало – французские, немецкие, советские. Изможденные и голодные, они появились под охраной СС и СД: 139 заключенных различных немецких концлагерей, в основном значительные личности, из 17 стран Европы, в том числе СССР. До 8 мая 1945 года оставалось 10 дней. Куда же их привезли?

На дороге

Столетиями через Нидердорф пролегала дорога. Еще в Средние века она вела из Венеции в Аугсбург, и здесь, в Нидердорфе, закон предписывал остановку: тут меняли лошадей и оставались на ночлег. В 1871 году появилась еще и железная дорога, что подстегнуло развитие туризма и альпинизма. Первой жительницей деревни, в качестве пассажирки отважно севшей в поезд, была Эмма Хелленштайнер, известная как фрау Эмма. Причем известная широко. Здесь охотно рассказывают историю, как Эмме Хелленштайнер доставили открытку из Америки, на которой вместо адреса было написано «Фрау Эмме в Европу». Гостеприимная владелица отеля Schwarzadler («Черный орел», сегодня Hotel Emma), она фактически стала основоположницей туризма в Тироле. Об этом рассказывается в здешнем Музее иностранного туризма в Доме Вассермана – кондитера, угощавшего сладостями постояльцев отеля фрау Эммы. Гости – часто представители высших аристократических кругов – приезжали в Нидердорф из крупных городов Австро-Венгрии.

С началом Первой мировой войны туризм прекратился, а когда она закончилась, южная часть австрийского Тироля отошла Италии, здесь возникла граница, и прежние австрийские гости больше не могли сюда приезжать.

После войны новая родина запретила в Южном Тироле обучение на немецком языке, ввела итальянские названия населенных пунктов (с тех пор Нидердорф еще и Виллабасса), а также заменила немецких госслужащих итальянцами. Чтобы решить проблему немецкоязычного меньшинства, Гитлер и Муссолини заключили в 1939 году соглашение, по которому южные тирольцы могли уехать в рейх. «Муссолини не хотел потерять страну, а Гитлеру нужны были люди – мужчины в качестве солдат, а их семьи как переселенцы на завоеванные территории на Востоке – Кавказ и Крым, – говорит представитель местной общины Вальтер Боаретто. – Почти 90 процентов нидердорфцев решили уехать. В католических кругах было движение сопротивления, среди прочих возглавляемое жителем нашей деревни Хансом Эгартером. Он выступал за то, чтобы немецкоязычное население оставалось, хотя являлся большим противником итальянского фашизма. Это не было решением в пользу Италии, это было решение против немецкого национал-социализма. Примерно 75 тысяч южных тирольцев из 200 тысяч уехали. После войны вернулась половина».

В 1943 году немецкие войска заняли Северную и Центральную Италию. 335 жителей Нидердорфа были призваны на военную службу, 54 из них погибли. Ну а последние дни войны в Европе сделали деревню известной на весь мир.

В дороге

28 апреля 1945 года в Нидердорф привезли заключенных, которых весь апрель собирали по разным концлагерям и доставляли сначала в Дахау. Это была идея шефа Главного управления имперской безопасности обергруппенфюрера СС Эрнста Кальтенбруннера: использовать известных заключенных в качестве заложников для ведения переговоров с представителями антигитлеровской коалиции. В лагерях их содержали отдельно от остальных узников.

Лейтенанта Василия Кокорина перевезли в Дахау из Бухенвальда вместе с 16-ю заключенными, среди которых были генерал пехоты Александр фон Фалькенхаузен (до 1944-го – глава оккупационного правительства Бельгии и Северной Франции), адвокат Йозеф Мюллер (позже один из основателей партии ХСС) и Герман Пюндер, в дальнейшем – бургомистр Кёльна после Конрада Аденауэра. Кем был Василий Кокорин? На этот вопрос до сих пор нет точного ответа. Он называл себя племянником наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова.

Из концлагеря Флоссенбюрг в Дахау перевезли четырех офицеров Красной армии: генерала Ивана Бессонова, генерал-майора Петра Привалова, подполковника Виктора Бродникова и старшего лейтенанта Николая Рутченко. Шестым гражданином СССР, оказавшимся в числе заложников, был солдат Федор Чередилин.

Разместить заключенных планировали недалеко от Нидердорфа, в отеле «Прагзер Вильдзее», но он был занят военными трех генеральных штабов вермахта. И заложники неожиданно оказались в Нидердорфе. Местное население стало охотно помогать измученным узникам. Их поселили в отелях, домах жителей и ратуше. Среди прибывших было немало детей. Дело в том, что в заложники нацисты взяли и так называемых зиппенхэфтлинге – жен, детей и родственников противников гитлеровского режима. В частности, в Нидердорф привезли родных полковника Клауса Шенка фон Штауффенберга, совершившего 20 июля 1944 года покушение на Гитлера.

Niederdorf

У Нидердорфа есть еще итальянское название – Виллабасса

Заложники не знали, куда и зачем их везут, и, конечно, ничего хорошего не ждали. Но их судьбы, к счастью, оказались в руках капитана Вихарда фон Альвенслебена, 29 апреля получившего приказ перенять заложников от СС под защиту вермахта. На следующий день солдаты вермахта под его командованием освободили заложников и перевезли их в отель «Прагзер Вильдзее», который к тому моменту уже покинули штабисты. Там их приняла Эмма Хайсс-Хелленштайнер, внучка знаменитой фрау Эммы.

4 мая в отеле появились американские солдаты. 8 и 9 мая бывших заложников перевезли в Неаполь и на Капри, где оставили на несколько недель, чтобы перепроверить, чем они занимались в прошлом. Часть из них из-за своей деятельности во времена Третьего рейха была передана суду. Англичан, русских, французов и греков отпустили на родину.

Эта история подробно рассказывается в книге Ханса-Гюнтера Рихарди «Заложники СС в Альпийском редуте». Она и выставка на ее основе были представлены в апреле 2005-го в деревне Нидердорф, куда приехали семь бывших заложников. Тогда же в отеле «Прагзер Вильдзее» открыли памятную доску с именами всех заложников.

В книге немецкого автора в списке тех, кто покинул отель «Прагзер Вильдзее» 8 мая, четверо советских граждан: Бродников, Привалов, Чередилин и Рутченко. Кокорина в нем нет. Из других источников известно, что итальянские партизаны доставили его в Рим, в советскую военную миссию. Позже его переправили в Москву и сразу же на Лубянку. Следователи считали, что он, оказавшись в плену, выдал себя за племянника Молотова, но многое в этой истории так и осталось непроясненным. Кокорина, которому вменялись в вину сотрудничество с гестапо и провокации в отношении советских военнопленных, расстреляли в 1952-м. Так же за два года до того закончилась жизнь генерала Ивана Бессонова, попавшего в плен в начале войны, не скрывавшего своего неприятия советского режима, работавшего на нацистов и в особых лагерях СС готовившего при помощи парашютных десантов восстание в ГУЛАГе.

Расстрелян в 1951-м был и попавший в плен и обвиненный в измене родине генерал-майор Петр Привалов. В дальнейшем его реабилитировали. Долгую жизнь прожил лишь, как считается, бывший коллаборационистом в годы войны и после войны обосновавшийся в Париже историк Николай Рутченко.

* * *

В сегодняшней деревне Нидердорф жителей чуть больше, чем мест в здешних отелях, – 1535. Для примерно 92% из них родной язык – немецкий, для чуть более семи – итальянский, 0,15% принадлежат к меньшинству ладины. Несколько лет назад в объезд Нидердорфа построили дорогу – вместо той, что столетиями пролегала через деревню. Теперь жители боятся, что пострадают экономически: два магазинчика уже закрылись. К тому же в последние десятилетия зимний туризм в Южном Тироле преобладает над летним, а Нидердорф находится в 15 километрах от места, где катаются на лыжах. Но зато ведь здесь такая богатая история – ей-то равных в округе нет! «Не знаю, – отзывается Вальтер Боаретто. – В соседней деревне Густав Малер написал Девятую симфонию».

Комментарии

Комментариев