Маленькая церковь для большой души

Заброшенное здание из красного кирпича всего год назад не походило на памятник архитектуры. Сегодня здесь полным ходом идет реставрация. К 2017 году бывшей немецкой колонии Цюрих, обрусевшей до села Зоркино, исполнится 250 лет, и кураторы проекта хотят сделать российским немцам подарок. О том, почему важно, чтобы в этой церкви снова зазвонили колокола, МНГ рассказала доктор исторических наук Ольга Лиценбергер.

Источник фото: газета «Воложка»

По всему Марксовскому району разбросано множество маленьких лютеранских церквей. Как вы думаете, почему решили восстановить именно церковь в Зоркино?

Это произошло, благодаря меценату Карлу Карловичу Лоору. В память о своем отце, который родился в этом селе, он несколько лет назад арендовал эту землю и начал вести работы по восстановлению храма на собственные средства. Можно считать, что селу просто повезло, ведь помощи от государства или общественных организаций таким проектам ждать пока не приходится.

Чем эта церковь отличается от других в этом районе?

Еще в конце XVIII века современники восхищенно писали о церквях этой колонии. Их силуэты были видны за многие километры с берегов Волги и радовали глаз путешественников со всего мира. Гордясь этой традицией и не считая свое село периферийным, жители бывшей колонии Цюрих решили построить новую церковь не по дешевому типовому проекту, а заказать чертежи в Берлине у очень известного архитектора Иоганна Эдуарда Якобшталя. Того самого, что спроектировал вокзалы Александерплатц и Бельвю в Берлине.

Архитектор Иоганн Якобшталь. Источник фото: Wikimedia.org

Откуда колонисты о нем знали?

Архивные документы об этом, к сожалению, умалчивают. Но наверняка, этому помогли рыночные связи с Германией, которые они поддерживали, как минимум, покупая органы для церквей, ведь в России такой традиции не было.

Как современные историки узнали об этом архитекторе?

Это произошло пару лет назад совершенно случайно. Родоначальник изучения истории российских немцев в России и Саратове Игорь Рудольфович Плеве передал мне чертежи, которые в 90-е годы ему удалось купить у одного саратовца. До этого старинные двухметровые листы ватмана пылились у него на чердаке. Начав над ними работать, я увидела подпись архитектора Якобшталя и рядом с ней дату основания церкви — «1873 год».

Чем его проект отличался от типовых?

Обычно в колониях этот вопрос решался в конторе опекунства, где работал штатный сотрудник, архитектор по фамилии Лагус. Он придумал проект, по которому во всех деревнях строились одинаковые церквушки. Колонисты пренебрежительно называли их «контор-стиль». К тому же, эти здания напоминали русские церкви в стиле классицизма с массивными колоннами по всему периметру и башенкой с крестом. Жители Цюриха не хотели быть похожими на других.

И что получилось в итоге?

Очень большая церковь, которая вмещала в себя тысячу прихожан и считалась символом лютеранства.

Это, наверняка, помешало ей выжить в 30-е годы, когда шла борьба с религией.

Да, в 1935 году на башне остановили часы, уничтожили крест и колокол, безжалостно выбросили орган и разрушили деревянный шпиль. Сначала здание использовали для хранения зерна, потом переоборудовали его под машино-тракторную станцию, а ближе к 80-м годам в этих стенах открыли сельский дом культуры и показывали кино.

Меценат Карл Лоор (слева) и глава администрации Маркосвского муниципального района Владимир Андреев (справа) утверждают проект. Источник фото: газета «Воложка»

Как происходил процесс реабилитации лютеранских церквей? Как им жилось в новой России?

Лютеране, католики и православные поклоняются одному богу — церковь в Зоркино изначально называлась церковью Иисуса Христа, поэтому особых различий в судьбе российских церквей нет. Например, в Саратовской области огромное количество заброшенных православных храмов, на реставрацию которых просто нет средств. Лютеранские церкви, может быть, не вписываются в пустые сельские пейзажи – старые домики и перекошенные заборы. Они выглядят непривычно для русского глаза и даже немного трагически смотрятся на наших просторах, придавая особый колорит местным деревушкам. Но возрождение духовности среди населения – это первоочередная задача, которая перед нами стоит.

В Марксе уже есть большая действующая церковь. Кто же будет ходить в Зоркино?

Она восстанавливается именно как памятник архитектуры, потому что во всем цивилизованном мире есть традиция их беречь. А у нас нет, и это наша беда. Понятно, что православному населению лютеранская церковь не нужна. Тем более что в деревушке Зоркино сейчас живет всего 750 человек. Карл Лоор просто хочет дать возможность учить детей прекрасному – рисованию, музыке, пению и планирует использовать плюсы расположения Зоркино для развития села. Церковь стоит недалеко от магистральной трассы Саратов-Волгоград, так что туристам наверняка захочется отдохнуть в скромном гостиничном комплексе, который построят рядом. А для местных жителей храм будет выполнять, скорее, функцию дома культуры.

То есть орган не вернется на место?

Пока нет. Но внутренний интерьер частично восстановят по сохранившимся чертежам. И наряду с современными целями, сохранят старую атмосферу. Например, в самой церкви раньше было много ниш для установки свечей. Сегодня часть из них решили замуровать, а часть оставить – может, кто-то захочет поставить там свечи. Вот такой получился памятник российским немцам. Маленькая церковь для большой души.

Интервью вела Юлия Шевелкина

Комментарии

Комментариев

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *