Бегущие по волнам

В церквях Южного Тироля лежат брошюрки «Беженцы и мы». В них местному населению поясняют, кто такие беженцы, как они оказываются в Южном Тироле, откуда приезжают. В основном сюда едут жители Нигерии, Гамбии, Мали, Сенегала, Пакистана, Афганистана, Бангладеш и Сирии. О ситуации с беженцами в Южном Тироле «МНГ» рассказала ответственная за их прием Астрид Пихлер.

Беженцы очень любят играть в футбол / Юлия Ларина

На южное побережье Италии прибывает много беженцев, но их цель – не Италия и не Южный Тироль. Для них Европа – это Германия и северная часть континента – Дания, Швеция. Там живут их родственники. ЕС организовал проверку документов всех прибывающих на южное побережье. Затем Италия тех беженцев, которые просят политического убежища здесь, распределяет по регионам в зависимости от числа жителей. В Южном Тироле 520 000 жителей – это 0,9 процента итальянского населения. То есть к нам попадают 0,9 процента подающих заявления с просьбой об убежище. В данный момент это примерно 1000 человек. Летом по морю приезжает больше людей. Мы в Южном Тироле ожидаем этим летом еще 400–500 человек.

В центрах приема беженцев, где они размещаются вначале, снова проверяют их документы, проводят медицинское обследование, оценивают их языковые возможности. Потом беженцев в обычные дома, где они живут по 20–25 человек. Там о них заботятся католическая благотворительная организация Caritas и еще одно общество – Volontarius. Хоть им помогают многочисленные волонтеры, у населения в целом есть, конечно, некоторый скепсис и даже страх. Но постепенно, когда они узнают этих людей, страх проходит. Во всех южнотирольских деревнях, где размещены беженцы (сейчас их двадцать) проводятся совместные мероприятия с местными жителями, и первое всегда – футбол.

Большинство беженцев – молодые мужчины. Они не имеют опыта ежедневного приготовления пищи, стирки, уборки, потому что у них дома хозяйством занимались женщины. Этому их здесь обучают. Не без сложностей, надо сказать. Важно, чтобы через пятнадцать-шестнадцать месяцев, когда решится вопрос с предоставлением убежища, они сами могли устроить свою жизнь. Мы предлагаем им курсы по получению профессии. Они уже обучены какому-то ремеслу. Но они должны привыкнуть к тому, что в Европе все устроено несколько иначе: тебе нужно рано утром вовремя прийти на работу, у тебя есть начальник, которому ты подчиняешься. Это самая большая сложность, с которой мы сталкиваемся.

Через 60 дней им разрешается работать по так называемому договору о практике. Одновременно они посещают интеграционные курсы и языковые – немецкого и итальянского языков. Мы живем в регионе меньшинства, где оба языка в ходу. Беженцы сразу замечают, что тут не все разговаривают по-итальянски, и высказывают желание учить немецкий язык тоже.

Большинство беженцев имели представление о Мюнхене, Копенгагене и других крупных городах. И вдруг в Южном Тироле они попадают в деревни с тысячью жителей. Здесь каждый знает каждого. И их, конечно, тоже все знают. Они представляли Европу в виде больших городов, где много работы и сохраняется анонимность. И они должны решить: после получения убежища хотят они остаться или все же отправиться в метрополии. Здесь они понимают, что Европа очень разная.

Записала Юлия Ларина

Комментарии

Комментариев