Радикальное искусство

Немецкий документалист представляет в Москве фильм о Павле Павленском. Выпускница немецкой студии Щепкинского училища, бывшая актриса единственного в СССР Немецкого драмтеатра, а ныне – документалист Ирене Лангеман привезла на XV Фестиваль немецкого кино в Москву фильм «Павленский: человек и власть».

Номер газеты: 22
Дата выпуска газеты: 24.11. 2016

Andrzej Walkusz

Andrzej Walkusz

Вы давно живете в ФРГ, а кино снимаете о наших детях-пианистах («Русские вундеркинды», 2000) и элите («Рублевка. Дорога к счастью», 2007). Это ностальгия?

Нет, я всегда чувствовала себя немкой, моя семья стремилась уехать в Германию, что и получилось в 1990 году. Я работаю наравне с немецкими режиссерами, просто мое прошлое дает мне преимущество в поисках тем. Россия мне интересна, поскольку я там выросла и прожила много лет. Но у меня всегда были немецкие корни. Я себя хорошо чувствую в Кёльне и не могу представить для себя другого места в мире.

Чем вас привлек художник-акционист Петр Павленский?

Я следила за деятельностью Павленского с 2012 года, когда он устроил первую акцию «Шов» в поддержку осужденной за одиозный перфоманс панк-группы Pussy Riot. Петр зашил себе рот, чтобы показать: в России политические художники-акционисты не могут открыто выражать свое мнение. Этот символ меня поразил. И когда в 2015 году из-за акции «Свобода» в поддержку Майдана начался судебный процесс против Павленского, я решила: нужно снимать о нем фильм.

Когда и где начались съемки?

Подготовительные – в середине сентября 2015-го в Петербурге. Но в ноябре Павленский устроил акцию «Угроза» – поджег дверь здания ФСБ на Лубянке и оказался за решеткой. Поэтому первоначальный план съемок пришлось пересмотреть. Сложно делать фильм о человеке, если он сидит в тюрьме, ведь нет возможности с ним поговорить. Но я нашла выход: мы переписывались на протяжении 7 месяцев через организацию РосУзник (волонтерский проект поддержки заключенных). И переписка, и протоколы судебных заседаний вошли в фильм. В зале суда снимать было нельзя, мы записывали только звук. Я придумала визуальный ход, который проходит через всю ленту – сцены в стиле театра теней. Петр видел фильм, ему понравилось, что удалось визуализировать то, что было скрыто.

Как удалось получиunnamedть разрешение на съемку личной жизни?
Петр сам предложил снимать у него дома – и он, и его подруга Оксана Шалыгина не разделяют приватное и общественное. Они взрослые люди и сознательно выбрали такой образ жизни, но вот их детям приходится с этим жить. Я этого не одобряю. Дети должны ходить в школу, учиться. Вообще у меня есть своя точка зрения. Например, я согласна не со всем, что делает Павленский. И в фильме это показано.

Вы общались с его окружением?

Да, например, с Павлом Ясманом, бывшим следователем, который вел допросы Павленского (Петр их тайно записывал). Ясман после знакомства с Павленским очень изменился, ушел из Следственного комитета и стал адвокатом. Другой персонаж фильма – акционист Олег Кулик, он рассказывает, в чем суть искусства Павленского. Кроме того, в фильме звучат мнения его адвокатов и Оксаны Шалыгиной. А еще Павленский разрешил нам использовать видеоматериалы с его художественных акций.

Возможно ли появление такой фигуры как Павленский в ФРГ?

Российский политический контекст отличается от немецкого. Радикальное искусство у Павленского не имеет основы в Германии. Он говорит, что не смог бы работать за границей, там совершенно другая почва, которая не дает ему контекста для творчества. Я его не героизирую, в моем фильме я ставлю массу вопросов о нем. И пытаюсь показать объективный образ Петра Павленского, выстроить символический образ России через этого художника.

Какой реакции на фильм вы ждете от московских зрителей?

Я очень рада, что фильм будет показан в Москве. Надеюсь, он поможет посмотреть на Павленского иначе. Я просто попыталась объяснить суть его радикального протестного искусства.

Беседовала Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев