С чего начинается Родина?

Волонтер из ФРГ три недели провела в сибирской деревне российских немцев. Сибирь, которая раньше была пристанищем ссыльных, стала местом, куда стремятся волонтеры из Германии: защитникам окружающей среды и социальным работникам тут есть, где развернуться. Элизабет Редлер из Мюнхена убедилась в этом.

20160830_134741

В Сибири Элизабет Редлер (в середине) красила забор, лепила вареники (фото справа) и любовалась видами (фото внизу) / Из личного архива (4)

Катарина Линдт

По ту сторону Урала, где широко раскинулись светлые березовые рощи, в колхозе «Родная долина» есть тихая деревушка Родное Поле. Раньше в ней было 130 домов, сейчас осталось всего 10 – многие российские немцы в 90-е уехали в Германию, но некоторые семьи остались. Одна из них три недели принимала волонтера из Германии Элизабет Редлер, которая по праву считает себя первопроходцем – до этой осени в Родном Поле волонтеров из ФРГ никогда не было.

Что же привело Элизабет в Сибирь? Идея поехать в Россию родилась у 67-летней женщины после выхода на пенсию: «Я решила жить и работать по три месяца в году в странах, язык которых когда-то изучала, – говорит она. – И вот после Англии настала очередь России». Причем не просто России, а обязательно Сибири: «Я мечтала об Алтае, – рассказывает Элизабет, и глаза ее блестят. – Именно там Россия сливается с Монголией». Но с Алтаем, увы, не получилось, зато она смогла приехать в Родное Поле, где чувствовала себя по-настоящему счастливой. «Поездка была для меня очень насыщенной», – говорит Редлер. Прежде всего потому, что здесь она смогла познакомиться с культурой российских немцев – очень важный опыт, ведь, по ее словам, в Германии о российских немцах знают слишком мало. Дело в том, что репатрианты или хорошо интегрируются и ничем не выделяются, или, как в пресловутом «случае Лизы», проявляют себя довольно нетипично для немецкого общества.

2016-09-06Найти семью российских немцев Баумбах, готовую принять Элизабет Редлер, ей помог уполномоченный правительства ФРГ по делам переселенцев и национальных меньшинств Хартмут Кошик совместно с зампредом Международного союза немецкой культуры Ольгой Мартенс. И хотя пожилая волонтерка приехала в Сибирь неподготовленной в отношении истории российских немцев, она очень многое узнала от Баумбахов. «Это самая уважаемая семья в Родном Поле, – с гордостью говорит Редлер. – Умные и открытые люди, снабдившие меня целой кипой литературы о российских немцах. Госпожа Баумбах еще и руководит центром немецкой культуры. Представляете, здесь Праздник урожая и Рождество отмечаются в немецких традициях. И на них собирается вся деревня».

Пребывание у российских немцев стало одним из трех приключений, которые Элизабет Редлер пережила на просторах Сибири. На Байкале она работала в проекте по дорожному строительству. Затем сменила побережье самого большого и древнего озера в мире на эко-гостиницу в деревне под Новосибирском: «Настоящий рай для дауншифтеров, там много иностранцев», – улыбаясь, добавляет Редлер.

Однако все это не идет ни в какое сравнение с Родным Полем. «Я прямо сжилась с семьей», – 20160909_152959утверждает Элизабет. По ее словам, она восприняла деревню российских немцев как живой микрокосмос. Дело в том, что сибирская деревня – это не совсем то, что обычно понимается под
этим словосочетанием. Скажем так, это вовсе не глушь, где кругом бродят медведи. Здешние люди живут в размеренном жизненном ритме, который нисколько не отличается от жизни в любой другой деревне мира – утром работают в поле и доят коров, а потом трудятся в саду. Элизабет помогала собирать урожай, делать заготовки на зиму, приводить в порядок двор, подновлять постройки перед зимой. Частью ее социальной работы стали беседы с пожилыми жителями: «Так у них появилась возможность поговорить о своей истории».

Нужно отметить, что Редлер тянуло к России еще в студенческие годы: 49 лет тому назад она изучала политологию, социологию и русский язык в Марбурге и Берлине – довольно экзотическое сочетание для Западной Германии. «Мне хотелось изучать что-то особенное», – смеется она.

Вписаться в наше общество не составило труда – никакого предубеждения по поводу своей национальности она в России не ощущала. «В Англии я пережила совсем другой опыт, – говорит Редлер. – Вот только русские разочарованы тем, что пишут немецкие СМИ». С этим ей пришлось согласиться: «Несправедливо, что отношение ко всей стране выстраивается через призму отношения к Путину».

Благодаря своему путешествию Элизабет стала задумываться: что же, в сущности, означает быть немцем? Пообщавшись с российскими немцами, она узнала о драматизме борьбы за собственную идентичность. «Мне никогда не приходилось этого делать, – говорит Редлер. – Осознать это мне помогла поездка в Сибирь».

DB13

Комментарии

Комментариев