Сцены из жизни и смерти

Ровесница века, родившаяся в 1900-м в Мюнхене, актриса Карола Неер не дожила и до середины этого века, испытав на себе его жестокости. Если в Германии для нее писал роли Бертольт Брехт, то в СССР для нее предназначались совсем другие тексты – протоколы допросов.

Карола Неер в «Падших ангелах». Картина Юлии Вольфторн, 1929 / Wikipedia

Карола Неер в «Падших ангелах». Картина Юлии Вольфторн, 1929 / Wikipedia

Юлия Ларина

Эту историю можно изложить очень коротко: известная немецкая актриса после прихода Гитлера к власти эмигрирует со своим мужем в СССР, где после не слишком удачных попыток найти себе применение в новой жизни получает обвинение в связях с троцкистами, попадает в тюрьму и умирает там от тифа.

Эту историю можно рассказать чуть подробнее. Карола Неер, которая блистала на сценах Европы, которую Брехт считал большой актрисой и для которой написал роль в пьесе «Святая Иоанна скотобоен», посещает в Берлине курсы русского языка, организованные Компартией Германии, знакомится там с инженером из Румынии Анатолем Беккером, преподававшим русский, и вместе с ним, восхищенным СССР, перебирается в Москву. Они живут в стесненных условиях. Она преподает актерам, в основном, любителям, составлявшим труппу немецкого театра Kolonne Links («Левая колонна»), публикуется в немецкоязычных изданиях, выходящих в Москве, и сотрудничает с радио. В декабре 1934 года она рожает сына, а в 1936-м, через несколько недель после ареста мужа (его расстреляют в 1937-м), приходят и за ней. Актрису признают «троцкистским агентом» и приговаривают к 10 годам тюрьмы. Она умирает от тифа летом 1942 года в тюрьме Соль-Илецка. Сын Георг лишь в 1967 году узнает, кем были его родители.

Но эту историю можно рассказать и значительно подробнее. Что и сделал Международный Мемориал, издав в Германии на немецком языке книгу «Карола Неер. Звезда сцены, умершая в ГУЛАГе». В ней разные авторы рассказывают о разных этапах жизни Каролы Неер. Судьба актрисы дается в контексте обстановки в Германии и СССР того времени и судеб других немецких политэмигрантов и деятелей советского театра. 350-страничное издание содержит подробности, которые в этой истории не просто не лишние, а необходимые. Это детали как счастливых семейных лет в Германии Неер с ее первым мужем Клабундом (поэтом и драматургом Альфредом Геншке), рано умершем от туберкулеза, так и сложности семейной жизни с Анатолем Беккером в Москве, где они сначала спали на полу у его друзей, потом ютились в коммуналке, пока он наконец не получил отдельную квартиру. Это разбор сыгранных ею ролей в театре и кино (она снялась в трех фильмах, в том числе в экранизации «Трехгрошовой оперы» Брехта, в которой также играла на сцене) и ее участие в проекте создания представительного театра немецких эмигрантов в СССР, который закончился лишь театром в Энгельсе, столице Республики немцев Поволжья. Это ее сотрудничество и дружба с Брехтом до эмиграции и не слишком значительные усилия классика по спасению любимой актрисы из советской тюрьмы. Это история, которая легла в основу обвинения: ее встреча в Праге в 1934-м с большевиком Эрихом Волленбергом, бежавшим из СССР, критиковавшим сталинский режим и считавшимся НКВД инициатором «троцкистско-террористического заговора». Это тюремные детали быта, рассказанные находившейся в заключении вместе с Каролой Неер немкой Хильдой Дути: как в камере в Орле актриса шепотом читала наизусть стихи и пересказывала пьесы – разговаривать было запрещено, как в Соль- Илецке они брились наголо, потому что зимой почти не было воды, а мыла не было никакого.

На фоне несчастий, описанных в книге (судьба многих политэмигрантов закончилась в СССР трагически), конец этой истории даже можно назвать счастливым: Георг Беккер, у которого арестовали не только родителей, но и приемных родителей, тоже немецких политэмигрантов, пос ле детдома окончил техникум, политехнический институт, музыкальную школу и консерваторию. Он узнал о судьбе своих родителей и в середине 70-х смог выехать в Германию, где долгие годы работал в консерватории Аугсбурга. В Мюнхене три года назад одну из улиц назвали именем Каролы Неер, а в Москве, на доме, где она жила в момент ареста, вскоре должна появиться мемориальная табличка проекта «Последний адрес» с ее именем.

 

Book-Internet

 

 

Книга «Карола Неер. Звезда сцены, умершая в ГУЛАГе» вышла на немецком языке в издательстве Lukas Verlag под редакцией Беттины Нир-Веред, Райнхарда Мюллера, Ирины Щербаковой и Ольги Резниковой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Комментариев