Страсть, зависть и прощение

В рамках празднования 500-летия Реформации хореограф и художественный руководитель Гамбургского балета Джон Ноймайер привез в Москву легендарную постановку «Страсти по Матфею». Москвичи впервые увидели библейскую историю, рассказанную средствами современной хореографии Ноймайера на классическую музыку Баха.

Номер газеты: 20
Дата выпуска газеты: 26.10.2017

Балет Ноймайера обращен к сегодняшнему зрителю/ Kiran West

Любава Винокурова

Возможно ли танцевать под церковную музыку, может ли хореография ворваться в литургическую среду и перенести ораторию Баха на театральные подмостки? Эти вопросы 40 лет назад задавал себе Джон Ноймайер, когда решил поставить балет «Страсти по Матфею» по одноименному произведению Иоаганна Себастьяна Баха. Эксперимент более чем удался, постановка стала одной из самых известных в мире. Танцоры Гамбургского балета переживают эту историю не только на классических театральных сценах, но и в католических и лютеранских соборах.

«Без Реформации не было бы музыки Баха, «Страстей по Матфею». То, что произошло 500 лет назад, до сих пор создает импульсы для новых свершений. Доказательством этого и является балет Джона Ноймайера», – сказал на пресс-конференции посол Германии в России Рюдигер фон Фрич.
В российской российской столице Гамбургский балет дал лишь одно представление – 25 октября на сцене Концертного зала имени П.И.Чайковского. Чтобы освободить место для сцены убрали ряды партера.

«Страсти по Матфею» Ноймайера – не миссионерская постановка, она не призывает стать верующим, но возвращает веру в одухотворяющую силу искусства. Это балет настоящего времени. 41 танцор, взрослый и детский хоры, камерный оркестр на протяжении четырех часов вместе со зрителями переживают предательство и казнь Христа так, будто эти события произошли сегодня. Страсть, зависть, горе и радость прощения – все эти ощущения перенесены в плоскость танца. На сцене практически нет декораций, только семь скамеек, превратившихся в финале балета в распятие.

Партия солиста Гамбургского балета Марка Жюбета/ Kiran West

«Музыка проникает в плоть танцоров. Они пытаются представить, что было бы, если бы они были Петром, вынужденным отречься от своего учителя, или матерью, видевшей страдания сына. Это не герои легенды, а люди», – объясняет Джон Ноймайер.
Постановка входит в постоянный репертуар Гамбургского балета. У зрителей, не попавших на московсую премьеру, есть возможность увидеть балет в Германии.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)