Событие, будившее надежды

В канун 22-го заседания Межправительственной российско-германской комиссии по вопросам российских немцев, которое пройдет 23–24 мая в Байройте, на севере Баварии, впору вспомнить о самом первом ее заседании, состоявшемся четверть века назад в Бонне.

Номер газеты: 09
Дата выпуска газеты: 12.05.2017

Валерий Тишков (слева) и Хорст Ваффеншмидт на первом заседании Межправкомиссии в Бонне / МСНК (2)

Ольга Силантьева

На сложное время пришлось становление комиссии, которая должна была стать основным инструментом координации и регулирования усилий двух стран, направленных на возрождение и развитие социально-экономической и культурной базы немецкого этноса в России.

На рубеже 1980-х – 1990-х остро стоял вопрос возвращения государственности немцам Поволжья: радикальные лидеры общественного движения требовали восстановить поволжскую немецкую республику, иначе, угрожали они, немцы покинут страну. И действительно, десятки тысяч уже сидели на чемоданах, планируя переезд на ПМЖ в Германию. «Важно было не упустить момент и начать полномасштабную работу – чтобы все не уехали», – вспоминает сегодня председатель Международного союза немецкой культуры Генрих Мартенс – единственный, кто принимал участие во всех заседаниях комиссии.

От встречи в Кремле до заседания в Бонне

Первому заседанию предшествовали многочисленные переговоры. Историк Альфред Айсфельд, в те годы советник уполномоченного правительства Германии по делам переселенцев Хорста Ваффеншмидта, рассказывает о встрече немецкого статс-секретаря с президентом России Борисом Ельциным в Москве 19 октября 1991 года. «Президент говорил об установлении атмосферы доверия, о сотрудничестве, об улучшении положения российских немцев. Но не счел нужным прибыть на проходивший в это время в Москве съезд советских немцев. Этот сигнал был многими понят как отказ от идеи реабилитации и восстановления автономии на Волге», – вспоминает Айсфельд, присутствовавший на той встрече в Кремле.

В начале января 1992-го Борис Ельцин посетил Саратовскую область, где в совхозе Осиновский сделал историческое заявление: «Там, где нет компактного проживания немецкого населения, населения немцев Поволжья, то есть чтобы их было подавляющее большинство, никакой автономии не будет. Я вам как президент это гарантирую. Другое дело, скажем, в Волгоградской области военный полигон 300 тысяч гектаров пустой, и маршал Шапошников его отдает… Там, может быть, в каком-то будущем какая-то такая вот область и будет или, может быть, район какой-то такой национальный немцев Поволжья, но только когда там будет 90% немцев».

«Состояние, в котором Ельцин при этом находился, в правительственных кругах Бонна многими расценивалось как извинение за содеянное, – рассказывает Альфред Айсфельд. – Тем не менее вылет делегации VDA (Общества в поддержку немцев за рубежом. – Ред.) в Саратов для подписания соглашений об оказании гуманитарной помощи Саратовской и Волгоградской областям, был задержан.

В Бонн для разъяснения ситуации 15 января прилетел министр иностранных дел Андрей Козырев. Хорст Ваффеншмидт на встрече с ним оценил резко возросшее количество заявлений на выезд в Германию на постоянное место жительства как трагедию. Он желал бы, чтобы большинство немцев остались и стали мостом дружбы. Для этого, по словам уполномоченного, необходимо приступить к поэтапному восстановлению автономии в местах традиционного проживания немцев на Волге и национальных районов в других регионах России. Для координации этого процесса будет создана российско-германская комиссия по вопросам российских немцев.

Хорст Ваффеншмидт напомнил, что Государственный комитет по национальной политике и администрация президента Российской Федерации уже согласовали этот вопрос с германским правительством. Теперь необходимо в течение двух недель создать эту комиссию».

21 февраля президент России подписал Указ «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев». Он подразумевал создание немецкого района на территории Саратовской области и немецкого национального округа в Волгоградской области.

«Это на время обнадежило немецкую общественность в серьезности его намерений, сколько-нибудь значительных действий за указом, однако, не последовало», – говорит Альфред Айсфельд. Спустя еще месяц делегация под руководством Ваффеншмидта встретилась с представителями российского миннаца, возглавляемого Валерием Тишковым.

Альфред Айсфельд, опираясь на свои дневниковые записи, рассказывает: «Новый министр считал, что не надо одной концепции для всех немцев, так как их интересы различны, что им надо дать автономию. Если у российских немцев хватит силы воли и ресурсов, то возможно восстановление Республики на уровне федеральной земли, штата, как в США, или провинции в Канаде».

На первом заседании комиссии планировали подписать протокол о сотрудничестве правительств Германии и Российской Федерации в поэтапном восстановлении государственности российских немцев. Однако его противники в правительстве России не допустили подписания в намеченный срок – протокол был в итоге подписан 10 июля 1992 года.

Ясно, что будет сложно

1-е заседание межправительственной комиссии прошло 21–23 апреля в Бонне. «Это стало событием, будившим надежду», считает – Альфред Айсфельд. «Настроение было приподнятое», – вспоминает Генрих Мартенс. Он, а также Генрих Гроут от радикально настроенных российских немцев, представляли на заседании интересы немецкой общественности. «Было ясно, что будет сложно, – рассказывает Мартенс. – Все понимали, что процесс восстановления государственности будет длительным.

Мы видели, что российское государство идет навстречу и предлагает мудрые, осторожные шаги – сначала создание округа, потом района. Германское государство не хотело создавать республику с нуля, а предлагало начать с поддержки мест компактного поселения. Вот только тогдашние лидеры общественного движения российских немцев проявили политическую незрелость».

Небольшой пример: Генрих Гроут в первом же своем выступлении в Бонне заявил, что российские немцы готовы участвовать в работе комиссии лишь на трех условиях: 1) обе стороны учитывают решения съезда немцев марта 1992-го; 2) планы российской стороны насчет полигона «Капустин Яр» не должны быть поддержаны; 3) республика должна быть безотлагательно восстановлена. На это Хорст Ваффеншмидт дипломатично напомнил, что стороны, конечно, рады, что в заседании участвуют и представители немецкого меньшинства, однако переговоры ведут только правительства России и Германии.

Уже на первом заседании стороны договорились заниматься не только вопросами, связанными с восстановлением Республики, но и решением актуальных социально-экономических и национально-культурных проблем немцев, проживающих в разных регионах РФ.

Этимология

Межправкомиссия


31 января 2016 года президент Владимир Путин подписал Указ «О внесении изменений в Указ Президента РФ от 21 февраля 1992 г. № 231 «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев»». Из документа были исключены слова «восстановление государственности». Вместо ее «поэтапного восстановления» органам власти, а также общественным организациям российских немцев поручалось заниматься «реабилитацией, социально-экономическим и этнокультурным развитием российских немцев». Межправительственная российско-германская комиссия по подготовке совместной программы мероприятий, направленных на обеспечение поэтапного восстановления государственности российских немцев, стала называться Межправительственной российско-германской комиссией по вопросам российских немцев.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)