Реформа духа

В Москве состоялось официальное открытие Года 500-летия Реформации в России. Его участники вспоминали и другую круглую дату, отмечаемую в нашей стране в 2017-м – 100-летие революции. Сравнения двух революционных по духу событий не избежать.

Номер газеты: 6
Дата выпуска газеты: 30.03.2017

Выступление секретаря Отдела внешних церковных связей по межхристианским отношениям иеромонаха Стефана Игумнова / Информбюро «Спектр»

Ольга Силантьева

«Не случайно юбилеи совпали, – начал первый же выступающий – референт управления президента РФ по внутренней политике Сергей Мельников. – Это возможность задуматься об альтернативе».

С одной стороны, Реформация дала возможность читать и понимать Священное Писание на родном языке, дала импульс развитию культуры, литературы, живописи. Она, по словам спецпредставителя президента РФ по международному и культурному сотрудничеству Михаила Швыдкого, «многое сделала для того, чтобы каждый человек нес индивидуальную  ответственность  перед собой и перед Господом за свои поступки». Посол Германии в России Рюдигер фон Фрич отметил, что благодаря учению Лютера человек осознал, что он – свободный гражданин и не подвластен никому, но подвластен своей совести и Священному Писанию.

С другой стороны, и на открытии об этом вспомнили прежде всего присутствующие католики, Реформация привела к расколу церкви в Европе, к ряду вооруженных столкновений между протестантами и католиками. Отголоском тех религиозных войн стало и переселение тысяч немцев в Россию при Екатерине Великой: настолько устали они от бесконечных междоусобиц и нищеты.

О том, как революция 1917-го изменила Россию в целом и жизнь лютеран в ней в частности, некоторые выступающие тоже коснулись. Первый заместитель председателя Международного союза немецкой культуры Ольга Мартенс рассказала о тех репрессиях в стране, которым подверглась Лютеранская церковь и ее служители, о значении веры для репрессированных немцев. Архиепископ Евангелическо-лютеранской церкви в России Дитрих Брауэр выразил надежду, что государство проведет полноценную реабилитацию традиционной для нашей страны конфессии. Впрочем, о последствиях революции готовы были рассказать представители всех христианских конфессий, приглашенные в красный зал пятизвездочного «Президент-отеля» в центре Москвы, где проходило открытие Года Реформации. Отец Стефан призвал при этом не сравнивать, кто пострадал из-за революции больше: «Главное – мы вместе вынесли важный урок: голос представителей традиционных конфессий должен звучать мощно, он как никогда востребован. Чтобы не было раскола, как 100 лет назад».

Юбилеи совпали настолько, что мероприятия по случаю 100‑летия Октябрьской революции пройдут одновременно с кульминацией событий Года Реформации: ведь точкой ее отсчета стало 31 октября 1517 года, когда монах-августинец Мартин Лютер опубликовал свои 95 тезисов. Историк и публицист Николай Сванидзе назвал то событие 500-летней давности «великой октябрьской революцией».

Кстати, за несколько дней до открытия Года архиепископ Евангелическо-лютеранской церкви Дитрих Брауэр на проходившем в том же «Президент-отеле» молитвенном завтраке рассказал, как он понимает разницу между двумя эпохальными событиями. «Реформация – это возвращение к истокам, корням. Другими словами – изменение формы ради содержания, – объяснил Дитрих Брауэр. – Революция – это насильственное и жестокое изменение самой основы. Лишение корней. Лев Шестов выразил это термином «беспочвенность». Реформация призывает к консолидации вокруг единого ценностного знаменателя – Евангелия Иисуса Христа. Это божественное слово об оправдании грешника по благодати Божьей. При этом одной лишь искренней веры человека достаточно для спасения. Авторитет человека, Церкви, политической идеологии ставится в подчинение божественному авторитету. Революция же, напротив, вытесняет общую для всех божественную ценностную основу, заменяя ее представлением о безграничных возможностях человека и его разума».

Комментарии

Комментариев