Прощание с утопией

Немецкий писатель Ойген Руге посвятил автобиографическую семейную сагу «Дни убывающего света» непростой судьбе своей семьи: рассказывая о родных, он повествует об объединении Германии и разочаровании в идеях коммунизма.

Номер газеты: 10
Дата выпуска газеты: 26.05.2017

Гёте-институт

Ваша мама была русской, а отец немцем. Вы родились в России, но выросли в ГДР. Как бы вы описали свою идентичность?

Я знаю и понимаю песни Владимира Высоцкого, которые не понимают многие немцы. Во мне еще живет часть русской души. Иногда под настроение слушаю радио «Русский Берлин». В раннем детстве я говорил по-русски так же хорошо, как по-немецком, и ощущал себя преимущественно русским. Я не стыдился того, что приехал из Советского Союза. Намного позднее я понял, что есть люди, которые терпеть не могут русских, считают их недочеловеками, Иванами-дураками.

У меня нет никакого иррационального страха перед Россией. Позже я стал ощущать себя гражданином ГДР. Потому что определение «я – немец» в ГДР не хотели ни произносить, ни слышать. Это стало прерогативой ФРГ. Немецкость ассоциировалась с реакцией, войной или фашизмом.

Как вы сегодня ощущаете свою историческую родину?

В России я вижу множество западных машин, заимствований из английского. Здесь постоянно чувствуется тоска по американскому миру, которая кажется мне почти смешной. Россия в какой-то мере сама себя забывает. Но с другой стороны, русский национализм – это тоже не самая приятная вещь.

Почему спустя два десятилетия после объединения Германии вы взялись за роман о тех временах?

Мне потребовалось немало времени, чтобы понять, что я должен делать в этом мире, о чем мне нужно писать. Это был очень длительный процесс.

В свое время мои бабушка и дедушка эмигрировали из фашистской Германии в Мексику, а возвратились уже в ГДР. Моего отца-коммуниста отправили в лагерь в Советском Союзе. Я осознал: в истории моей семьи есть что-то об этом веке – не коммунистическом веке, но веке коммунизма. Поэтому я посвятил объединению Германии пьесу, а потом три года работал над романом.

В первой главе мы знакомимся с персонажем по имени Александр, вашим альтер эго. Ухаживая за престарелым отцом, он перебирает в уме варианты, как можно было бы его отправить на тот свет. Насколько автобиографичны «Дни убывающего света»? Что в романе вымысел, а что правда?

Фигуры и характеры, особенно это касается старшего поколения, целиком взяты из жизни. А вот истории, которые с ними происходят, во многом выдуманы. Так получилось по самым разным причинам. Например, я никак не могу знать, о чем на самом деле думала моя бабушка, когда возвращалась из своего мексиканского путешествия в Германию.

Как бы ваши родственники отнеслись к роману, если бы все еще были живы и имели возможность его прочитать?

Может быть, жаловались бы. Хотя, кто знает. Возможно, после смерти люди мудреют. Я увековечил их. На мой взгляд, получились очень живые характеры.

В одном из интервью вы сказали, что не все читатели до конца понимают иронию, которая присутствует в вашем романе. Насколько для вас важно донести до читателей свое послание?

Послания нет. Я просто рассказал историю своей семьи, чтобы не потерять определенную часть моей жизни. Сперва я делал это для себя самого. Да, в первую очередь это было необходимо мне. Но оказалось, окружающим это тоже важно.

В романе исторические события разрушают семью. У вас когда-либо возникало желание родиться в иные времена?

Нет, я не хотел бы ничего менять. Но и ностальгии у меня нет. Я не считаю, что ГДР и социализм в том виде, в котором он существовал, – это хорошо. Но это часть моей жизни и ее нужно сохранить.

Возможно, то, что я скажу, сейчас прозвучит глупо. Но иногда мне кажется: и слишком легкая жизнь, и крайне тяжелая в каком-то смысле неприятны и неглубоки. Мой опыт говорит о том, что счастье надо зарабатывать. В том, что дается нам легко, нет веса.

В Германии сегодня легкая жизнь?

Да, я думаю, легкая. В отличие от России. Хотя, конечно, все зависит от конкретных обстоятельств.

Почему сегодня русского читателя должен заинтересовать ваш роман?

Во-первых, я думаю, хорошие книги всегда интересно читать. Во-вторых, эта история в определенном смысле отражает историю советских людей через опыт другого народа. Я думаю, для русских это будет одновременно и очень чужая, и очень близкая книга.

Беседовала
Анастасия Бушуева

досье
Судьба человека

Кинодокументалист, драматург, переводчик и писатель Ойген Руге родился в 1954 году в поселке Сосьва Свердловской области в семье немецкого историка-коммуниста, бежавшего из Рейха в СССР в 30-е, но разделившего в 1941-м судьбу российских немцев. В 1956-м семье Руге разрешили выехать в ГДР. В 1988 году Ойген Руге переехал из ГДР в ФРГ, где начал писательскую карьеру с пьес и радиопостановок. Переводил и публиковал пьесы Антона Чехова.

В 2011 году дебютный роман Ойгена Руге «Дни убывающего света» получил высокую оценку критиков и был отмечен престижной Немецкой книжной премией. Это семейная сага, которую критики назвали «прощанием с коммунистической утопией». Члены жюри премии отметили, что автору удалось объединить весьма разнообразный материал «в драматургически изысканную конструкцию».

Комментарии

Комментариев