Свои в доску

Рядовые граждане населили Московский музей современного искусства – это выставка «Скульптуры и рельефы» при поддержке Гёте Института в Москве, где представлены деревянные люди немецкого скульптора Стефана Балкенхолла, так и не сумевшие вырваться из мертвой материи.

Анастасия Бушуева

Немец Стефан Балкенхолл вырезает свои творения из цельного дерева. Работая над образами обывателей с 1983 года, художник все делает вручную, принципиально избегая технических приспособлений. Результат – около 300 фигур в год и широкое признание как в Германии, так и за ее пределами.

????????????????????????????????????Скульптуры Балкенхолла вряд ли прельстят перфекциониста, зато привлекают внимание тех, кто готов ставить форму выше содержания, ведь это в буквальном смысле слова неотесанные и неошкуренные деревянные фигуры рядовых людей. Мужчины и женщины, обнаженные или одетые так, что невозможно определить их род занятий и принадлежность к той или иной социальной группе. Их лица до неприличия похожи, а позы настолько невыразительны, что поневоле заставляют думать о безликой толпе в супермаркете или общественном транспорте. Названия произведений так неинформативны, что даже кажутся загадочными: «Девушка в красном платье», «Мужчина в белой рубашке и черных брюках» и т. п. ????????????????????????????????????Исключений практически нет, поэтому женская скульптура с тюльпаном вместо головы смотрится непрошенной гостьей среди всех этих образчиков тотальной типизации и обобщения (см. фото).

Однако простота героев Балкенхолла идет вовсе не из стремления воспроизвести образ «маленького человека», как это было у Гоголя или Достоевского. Персонажи этого скульп-
тора не имеют ни биографий, ни характеров, как это было у русских классиков: «Мои скульптуры не рассказывают историй. Но в них определенно скрыт какой-то тайный смысл», – заявляет сам художник.

Центр тяжести своего творчества Стефан Балкенхолл переносит в область материи. Он специально не до конца обрабатывает дерево, позволяя зрителю наблюдать «сырое» состояние произведения. Так же, как на полотнах Врубеля или Ренуара зритель может видеть отдельные мазки кисти, творения Балкенхолла не скрывают его техники. Поэтому, вглядываясь в грубо высеченные лица его деревянных людей, хранящие следы резака, удивляешься: куда же делись щепки и стружки – настолько велико ощущение присутствия автора и его действий.

Несмотря на то, что дерево традиционно считается очень «живым» материалом, немецкий скульптор полагает: в отличие от гипса и металла именно произведения из дерева способны показать процесс «омертвения» материи. Ведь его пилят, режут и шкурят, превращая в бездушную древесину, которая, в конце концов, теряет свою непосредственную связь с землей. ????????????????????????????????????Поэтому скульптуры Балкенхолла словно находятся в промежуточном состоянии между материалом и готовым арт-объектом, сохраняя независимость живой материи и не подчиняясь художнику до конца. Возможно, поэтому скудной линейке образов противопоставлено богатое разнообразие деревянного сырья: на выставке витают мягкие ароматы дугласовой пихты, кедра, дерева абачи и др. И если обыкновенно содержание произведения позволяет ему вписаться в сокровищницу мировой культуры, то в этом случае главным действующим лицом становится именно материал. Так, иссиня-черные и потому немного зловещие скульптуры из эбенового дерева напомнили мне легендарную «Маску красной смерти» Эдгара По. Похоже, поэтому-то сам скульптор и не проводит параллелей, оставляя зрителю шанс воспользоваться собственными ассоциациями.

До 13 ноября
Московский музей современного искусства
Гоголевский бульвар, д. 10
M. Кропоткинская
(495) 690 68 70
www.mmoma.ru

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)