От «неудачного эксперимента» до гражданского общества

В октябре Законодательное собрание Санкт-Петербурга в первом чтении приняло законопроект о льготной приватизации земли для жителей поселка российских немцев Нойдорф-Стрельна. Однако нерешенные проблемы в поселке все равно остаются.

Номер газеты: 21
Дата выпуска газеты: 09.11.17

Поселок российских немцев Нойдорф/ Лев Берг

Илья Бруштейн

«Решение петербургского парламента о льготных условиях приватизации земли – это, безусловно, правильный и долгожданный шаг, за который мы очень благодарны. Но, к сожалению, главный вопрос, который волнует жителей поселка, еще не решен», – говорит руководитель местной Немецкой национально-культурной автономии муниципального образования «Стрельна» Лаура Стогнеева.

Очаг немецкой культуры

«Главным вопросом» она считает создание культурно-спортивного (досугового) центра в поселке. Он мог бы открыться в здании насосной станции площадью 82 кв. м. Разумеется, оно должно быть реконструировано и расширено. Здание было построено еще в конце 1990-х годов. Но его так и не ввели в эксплуатацию. Оказалось, что в новой насосной станции нет необходимости.

С этого времени «ненужное здание» медленно превращается в руину.

Одновременно со зданием насосной станции в поселке были построены 38 коттеджей: 26 домов на одну семью и 12 двухквартирных зданий. И это из запланированных 196 коттеджей для более двухсот семей российских немцев, которых приглашали из различных регионов России и стран СНГ! Изначально предполагалось, что в Нойдорфе появится и своя собственная инфраструктура – детский сад, начальная школа, дом быта с различными магазинами и сервисными структурами, культурно-спортивный (досуговый) центр, немецкая церковь. Разумеется, с немецким колоритом! Кроме того, речь шла о создании мини-производств, в частности, швейного, столярного. Деревня должна была предоставлять переселенцам не только жилье, но и работу.

Все эти планы реализованы не были. Причина банальна. В 1998 году в Германии сменилось правительство: вместо «отца немецкого единства» Гельмута Коля к власти пришел Герхард Шрёдер. И немецкое правительство отказалось от своих обязательств по финансированию Нойдорфа. Проект образцовой немецкой деревни фактически заглох. Российская сторона – ни государственные, ни общественные, ни частные структуры – не захотели брать на себя финансовые расходы после выхода из проекта немецких партнеров. Если говорить прямо, то «немецкий очаг в Питере» оказался никому не нужным, кроме самих переселенцев.

Коттеджный поселок для экс-мигрантов

На сегодняшний день в Нойдорфе вообще нет никакой инфраструктуры. Стоят аккуратные коттеджи с прилегающими участками. И всё! Имеется только волейбольная площадка, которую организовали сами местные жители. Зимой заливается каток.

Конечно, Нойдорф стоит не на отшибе. От Петергофского шоссе – крупной транспортной артерии Санкт-Петербурга – до границ поселка всего два с половиной километра. В Стрельне есть и школы, и магазины, и культурно-досуговые учреждения. Но чтобы до них добраться, необходим собственный автотранспорт. На общественном транспорте это сделать весьма проблематично.

«Любая общественная деятельность невозможна без помещения для сборов, собраний. До 2004 года мы собирались в пустующем доме. Там же проводили курсы немецкого языка, кружки изобразительного искусства и рукоделия, кулинарный клуб. Проводились различные мероприятия и собрания, – рассказывает председатель общественного совета поселка Лев Берг. – Появился свой фольклорный ансамбль «Немецкая слобода». Потом этот дом заселили, и все наши сборы переместились на улицу. Местные власти предлагали нам арендовать помещение в муниципальном Доме культуры им. Вемишева, который находится в двух километрах от поселка, но туда без личного автотранспорта не добраться, и люди отказались. Да и за аренду платить бы пришлось».

Особенно огорчает Льва Артуровича тот факт, что из-за недостатка помещений не удается организовать обучение немецкому языку: «Практически все жители поселка понимают, что немецкий нам нужен. В течение нескольких лет у нас действовал языковой кружок, который вела одна из жительниц поселка у себя в доме. Постепенно кружок сократился до минимума, все-таки частный дом – это не школа, не клуб. Пожилые люди, носители языка, уходят из жизни… В семьях сейчас используют только русский. Молодежь учит английский, а в местной школе немецкого языка не было и нет из-за отсутствия преподавателей».

Чувство локтя

Единственную возможность сохранить «немецкое лицо» поселка его жители видят в создании культурно-спортивного центра. Кстати, его работа могла бы быть интересна и полезна не только для российских немцев, но и всех жителей Стрельни.

«Нужно изыскивать средства на проектирование, строительство, покупку оборудования и последующее содержание имущества, – поясняет Лев Берг. – По самым скромным подсчетам нужно не менее десяти миллионов рублей. Мы написали уже десятки писем в различные инстанции. Все вроде бы на словах поддерживают нас, а до конкретных действий не доходит. Сейчас ведем переговоры с администрацией муниципального образования «Стрельна», чтобы оно взялось за решение вопроса – участок оформить как территорию общего пользования, а капитальное здание передать в аренду созданному казенному учреждению».

Жители поселка не считают, что его создание стало «неудачным экспериментом». «В Нойдорфе есть самое главное – чувство локтя, – отмечает жительница поселка Людмила Солохина. – Пусть многие планы и не были осуществлены. Но трудности закалили и сплотили людей. И сейчас Нойдорф – это наш родной дом, наш очаг, наша земля».
Тем более, что теперь владельцы коттеджей смогут, наконец, оформить землю в собственность, выкупив по цене всего в 0,3% от кадастровой стоимости.

Мнения

В чем феномен Нойдорфа?

Лидия Вайс, член общественного совета поселка

Наш поселок стал уникальным проектом. Он требовал создания собственной нормативной, законодательной базы. Но ни российские, ни немецкие чиновники об этом не задумались. Фактически, переселенцы оказались в Нойдорфе «на птичьих правах», они не чувствовали себя хозяевами в своих домах, в любой момент могли их потерять. Но трудности, с которыми столкнулись люди за прошедшие 17 лет, не сломали их, а, наоборот, закалили. Я бы назвала это явление «феноменом Нойдорфа». Жители поселка осознали себя одной командой, большой семьей.

Людмила Солохина, жительница поселка

Главная особенность Нойдорфа – это гражданское общество, которое возникло в нашем поселке. Это проявляется не только в проведении традиционных праздников: Рождества, Праздника урожая, пивного фестиваля – Октоберфест. У нас, например, местные жители собираются и по своей инициативе выходят на уборку близлежащего леса, собирают мусор в мешки и потом увозят его на свалку…»

Отличительными чертами Нойдорфа также являются гостеприимство и доброжелательные отношения между соседями. Мне приятно просто пройтись по улице. Обязательно кого-то встретишь, по-соседски поговоришь. Люди приглашают друг друга домой. Такие отношения особенно начинаешь ценить в пожилом возрасте, когда обычно у людей появляется больше свободного времени – и многие начинают страдать от одиночества.

Конечно, мне очень жаль, что проект не был реализован в своем первоначальном виде. Но самое главное, что мы все за эти семнадцать лет стали ощущать себя петербуржцами, полюбили этот город, полюбили Петродворцовый район, Стрельню.

Несколько семей все-таки покинули Нойдорф, переехали в Германию. Но большинство, несмотря на все трудности, нашли свой очаг. У меня нет сомнения в том, что такие поселки, как Нойдорф, нужны и Германии, и России, ведь российские немцы – это живой мост между нашими странами.

 

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)