От жертв до раскольников

Два года назад на улицы немецких городов вышли русскоязычные граждане Германии с требованием обеспечить их безопасность. Те январские события стали предметом исследования выпускницы Гумбольдтского университета Татьяны Шмальц. Представляем его результаты.

Номер газеты: 2
Дата выпуска газеты: 01.02.2018

В январе 2016 года протесты прошли и у ведомства канцлера / Reuters / PIXSTREAM

Российские немцы, ставшие гражданами Германии, хотели бы, чтобы их наконец оставили в покое в связи с «делом Лизы». Но пока это невозможно. Так как вымышленная история об изнасиловании юной российской немки Лизы Ф. из берлинского района Марцан приобрела небывалый размах и вызвала даже дипломатическую бурю: о случае с девочкой высказались министры иностранных дел Германии и России. Позже был вынесен приговор 23-летнему гражданину Германии турецкого происхождения за сексуальные действия, совершенные осенью 2015 года с согласия Лизы, и дело о растлении закрыто. Однако с той тенью, которую эта история отбросила, российским немцам еще предстоит жить.

Какими немцев из России видят СМИ

За период между январем 2016 года и июнем 2017-го в ведущих межрегиональных телевизионных СМИ и интернет-изданиях Германии и России появилось около 300 сюжетов и статей о «деле Лизы». При этом из раза в раз речь шла о 15 тыс. демонстрантов – «российских немцев, вышедших протестовать против сексуальных домогательств, которым подвергаются женщины и дети по вине мигрантов и беженцев». Однако под «российскими немцами» СМИ имели в виду не особую этническую группу, сформировавшуюся в XVIII–XIX веках на территории России из немцев, приехавших по приглашению царей. В 90% всех проанализированных мною публикаций подразумевалась гетерогенная группа постсоветских мигрантов. В нее входят и этнические русские, и евреи, эмигрировавшие в Германию, и мигранты из разных стран СНГ.

Российские средства массовой информации использовали термин «русскоязычная диаспора». У него вполне положительная коннотация, в которой сквозит симпатия к бывшим соотечественникам. Собственно российским немцам посвящен 1% всех российских публикаций – в сравнении с 10% в немецких СМИ. Последние часто повторяли фразу, которая абсолютно не принимала в расчет всю трагическую историю немцев, подвергшихся дискриминации в СССР: «Российские немцы выступают против «насилия иностранцев». То, что заключено в кавычки, должно было дать понять: российские немцы и сами-то иностранцы, а тут они еще и выступают против насилия других иностранцев. Так как в протестах приняли участие и сторонники PEGIDA – движения патриотичных европейцев против исламизации Запада, то российским немцам с тех пор стали приписывать близость к националистам и интерес к партии «Альтернатива за Германию» (AfD). Группа российских немцев, придерживающаяся традиционных ценностей, из благодарности к ХДС/ХСС и их лидеру Гельмуту Колю, давшему возможность группе в 1990-х вернуться домой, теперь поменяла свои предпочтения. Так рассказывают СМИ о разочарованных раскольниках. Одновременно ставится под сомнение и лояльность российских немцев по отношению к Германии. Те якобы позволяют российскому телевидению собой манипулировать. В информационной войне, которую ведет Кремль, на «деле Лизы» якобы отрабатывали манипуляцию общественным мнением, которая должна была иметь место в ходе предвыборной кампании 2017 года. Российских немцев показывают так, будто они живут в вымышленном параллельном мире и стали «пятой колонной Путина». И это о группе людей, которая десятилетиями вынуждена была жить с ярлыком «пятой колонны Гитлера».

Какими видят себя немцы из России

Свои материалы в СМИ давали и две организации российских немцев. При этом они выстраивали собственный политический миф – у немцев из России есть ценности и своя история, определяющая их идентичность, и они способны добиваться консенсуса.

Международный конвент российских немцев – самозванный идеологический преемник организации «Возрождение», учрежденной в конце 1980-х с целью восстановления Республики немцев Поволжья, рисовал стремящихся интегрироваться российских немцев жертвой немецкого законодательства, социально деградировавших до «немцев второго класса». Хуже, чем страдания, характерные для этой группы, – только угрожающая Германии исламизация. Единственное спасение – в победе праворадикальной AfD на выборах в бундестаг.

Нарратив для большинства российских немцев дает Землячество немцев из России, давно представляющее интересы группы, в том числе и на политическом уровне. Судя по их статьям, проблема состоит в недостатке общественного признания интеграционных успехов группы. За этим следует призыв: больше заниматься общественной деятельностью, активнее участвовать в предвыборной кампании. Таким образом удастся показать себя в выгодном свете и оттенить маргинальные группы, такие как Конвент, которые дают СМИ искаженное представление об этнической группе.

Исследование показало, что то, какими себя видят сами российские немцы, кардинально отличается от того, какими их изображают в СМИ.

Досье

Татьяна Шмальц родилась в 1994 году в Иркутске. В двухлетнем возрасте переехала с родителями в Германию. В декабре 2017 года она окончила Гумбольдтский университет Берлина, защитив на факультете славистики магистерскую работу по медиальной интеграции российских немцев после «дела Лизы». Свои комментарии по исследованию она просит присылать по адресу: t.schmalz@lmdr.de.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)