Музыка ада

На сцене «Новой оперы» дебютировала «Пассажирка» – опера Моисея (Мечислава) Вайнберга, написанная по мотивам повести польской писательницы Зофьи Посмыш, история случайной встречи надзирателя Освенцима Лизы и узницы концлагеря Марты через 15 лет после окончания войны.

Номер газеты: 4
Дата выпуска газеты: 02.03.2017

Декорации и костюмы оперы поражают своей реалистичностью / «Новая опера»

Любава Винокурова

Сюжет повести Зофьи Посмыш выдуманный, но сохраняет автобиографические черты – автор была узницей Освенцима, поэтому описание жизни (скорее, смерти) лагеря предельно детализировано. Для Моисея Вайнберга лагерная тема тоже не была абстракцией: его семья погибла в польском концентрационном лагере Травники.

Композитор закончил работу над партитурой «Пассажирки» в 1968 году. Либретто написал Александр Медведев. В советское время опера неофициально была запрещена к постановке и до 2016 года существовала в России исключительно в концертном исполнении. В прошлом году ее поставили в Екатеринбурге, а теперь – в Москве. Режиссером московской «Пассажирки» стал Сергей Широков, известный до этого как постановщик развлекательных шоу для телевизионного канала «Россия».

Сюжет оперы прост. Немецкая супружеская пара Лиза и Вальтер отправляется на корабле в Бразилию, к месту службы Вальтера. Среди пассажиров Лиза замечает женщину, которую, как ей кажется, она где-то встречала. Таинственной пассажиркой оказывается Марта, бывшая узница конц-
лагеря Освенцим, где во время Второй мировой войны служила надзирателем Лиза. По волнам памяти обе героини уносятся в прошлое. Лиза все эти годы пыталась забыть службу в СС и смертельно боялась, что когда-нибудь Освенцим напомнит о себе.

Уникальность оперы в ее многоязычности: Лиза, Вальтер и солдаты СС поют на немецком, у Марты есть партии на немецком и русском, другие герои исполняют арии на польском, французском, чешском. Такое языковое разнообразие помогает показать, что узниками концлагерей становились люди разных национальностей. Музыка оперы – это звуки ада: вой медных инструментов, сложные вокальные партии, поддерживаемые мужским хором, реалистичные декорации – Сергей Широков и Моисей Вайнберг сделали все, чтобы зритель почувствовал боль и ужас трагедии.

В опере нет места для радости и надежды. Когда одна из узниц пытается молиться, другая говорит ей: бога нет, он умер в Освенциме. Существует лишь вера в неотвратимость наказания для палачей и вечную память о жертвах этой фабрики смерти. Именно поэтому в одной из финальных сцен на экране и стенах зрительского зала появляются лица погибших от рук фашистов евреев из иерусалимского мемориала Холокоста «Яд Вашем».

15 мая и 22 июня
Театр «Новая Опера»
ул. Каретный ряд, 3, стр. 2
(сад «Эрмитаж»)
Пушкинская, Чеховская,
Тверская, Маяковская
www.novayaopera.ru

Комментарии

Комментариев