Мартенс в «Октябре»

Первый форум, проведенный МСНК в 1996 году, стал поворотным в истории как организации, так и семьи ее руководителей Ольги и Генриха Мартенсов. О том, с чего она начиналась – в интервью «МНГ» с Ольгой Константиновной.

_DUB7391

МСКН

Форум 1996 года стал для вас первым мероприятием МСНК?

Мне тогда многое было непонятно. Я как руководитель общества немцев «Видергебурт» в Кокчетаве (Казахстан) запомнила два момента: художников (их было много) и стремление упорядочить систему центров немецкой культуры (ЦНК), дать методическую основу для их работы.

Чем отличался первый форум?

Тогда все это было для себя. Не было представителей других национальностей, партнеров, гостей из Германии. Это было время, когда МСНК уже делал много хороших дел, но еще не был на слуху. Делал интуитивно, для тех людей, которые в него поверили. Такое впечатление, что это были прежде всего творческие работники.

Почему именно они?

Все федеральные организации российских немцев решали в начале 90-х политические задачи, а немецкая культура осталась бесхозной. И МСНК выступил с культурными инициативами: фестивалями, выставками, методическими семинарами. Они оказались важны для меня как руководителя ЦНК – дали инструментарий для работы с творческим коллективом и создания молодежного клуба.

Как только МСНК заявил о себе, на его руководство полилась грязь. Ваша реакция?

Конечно, огорчалась, но еще больше удивлялась: как эти люди могли быть лидерами движения российских немцев в начале 90-х? Они ведь «нравственные ориентиры», «образцы поведения», (не) вдруг позволяющие себе преступать нормы этики и морали! У меня случился когнитивный диссонанс. Потом все прошло, они стали мне безразличны. Я искренне верю, что делаю доброе и важное дело для своего народа, увлекаю идеями и умею их реализовывать с замечательной командой единомышленников. Те, кому не нравятся наши дела, пусть сделают лучше. Главное – чтобы они делали.

Сейчас критики меньше?

Меньше, но за эти годы поменялись люди, поменялась страна. На все эти изменения нужно постоянно реагировать, и мне кажется, это удалось организации и позволило ей быть успешной в течение 25 лет.

Это и есть рецепт успеха МСНК?

Да, важно в своей работе учитывать категории прошлого, но не ставить их во главу угла. В наш прагматичный век новое поколение уже не живет старыми идеалами, которыми жили в век романтики ныне уже ветераны движения.

Вы помните те идеалы?

С трудом. В юности я не задумывалась о судьбе моего народа – я родилась в немецком селе в Сибири, свободно говорила по-немецки и не чувствовала дискриминации. Нас, детей, оберегали. И только увидев в 1988 году спектакль «На волнах столетий» в Немецком театре в Темиртау, я начала осо­знавать трагедию народа, заинтересовалась этой темой. Я пришла в общественное движение через культуру, мне хотелось тянуться за актерами, литераторами. Но я знаю многих, кто шел на рубеже 90-х за политиками, боровшимися за республику.

За кем сегодня пойдут российские немцы?

Выросло новое поколение, которое бережно хранит свою этнокультуру, язык и традиции с малых лет, в том числе благодаря МСНК. Молодые люди ориентируются на своих наставников, но они уже не пойдут за пустыми лозунгами или «обещаниями цветной капусты». Они видят для себя пользу, участвуя в работе самоорганизации российских немцев, готовы с благодарностью отдавать свое время и силы на общественное благо. Не вижу в этом ничего плохого и не требую от своих детей идти на баррикады. Я счастлива, что мои дети имели возможность пройти обряд крещения и конфирмации в лютеранской церкви, как раньше было принято в семьях российских немцев. Они знают нашу историю и говорят на немецком языке, к тому же на диалекте.

Изначально общественно-политическое движение российских немцев строилось именно на идее?

Его начинало поколение людей, которых выселили из их домов и лишили всего. Я глубоко им сопереживаю – это история и моей семьи, я слышала ее из первых уст. Эта страшная трагедия закончилась, оставшись в памяти. Нужно жить дальше. И я спрашиваю себя: чему я посвящу свою жизнь, борьбе за красивую идею, в которой я не смогу добиться успеха? Или я готова жить правдой жизни сегодня и использовать недостатки настоящего для лучшего будущего? А правда такова: все, что я и мои соратники можем сделать – это маленькие и большие хорошие дела для сохранения нашего языка и культуры для конкретных людей и организаций российских немцев в разных уголках нашей страны.

Какие из этих дел стали для вас наиболее важными?

В 1994 году я впервые попала на семинар Образовательно-информационного центра (BiZ) и познакомилась с Элеонорой Гердт – пастором из Маркса. Она звала нас, молодых, на Волгу. «Kinder, kommt hom», – говорила она на диалекте. Мне было неловко: я знала, что моя семья уедет в Германию, а я на Волгу возвращаться не собиралась – это не моя малая родина. Но я постоянно возвращалась в мыслях к ее призыву. Я понимала, что не могу поехать в Маркс, но, работая в ЦНК, буду поддерживать Элеонору. Поэтому мне было важно не оставить без внимания ни одного обращения, будь то просьба о соцпомощи, образовании на немецком языке или издании каталога художника. Взамен мне были дарованы встречи с великими сынами нашего народа, например, художником Петером Диком и академиком Борисом Раушенбахом. Так у меня родилась идея конкурса «Лучшие имена немцев России». У нас все знают Крузенштерна и Кюхельбекера, но мало кто знает великих немцев XX–XXI веков.

Встреча, изменившая вашу жизнь, состоялась на семинаре МСНК?

В 1995-м меня как руководителя ЦНК пригласили на семинар в Омск. Там нас знакомили и со свадебным обрядом российских немцев. По просьбе режиссера я играла «невесту», а «женихом» стал Генрих Мартенс. Через год мы наряду с Самарой, Нижним Тагилом и Алтайским краем получили поддержку МСНК при организации первого молодежного лагеря в Казахстане – летом 1996-го года в Боровом. Там Генрих и сделал мне предложение.

Если бы не эти встречи, как бы тогда сложилась ваша жизнь?

Скорее всего, я бы уехала в Германию вместе со своей большой семьей и успешно интегрировалась бы в современное германское общество. В первые годы моей работы в МСНК мне очень хотелось, чтобы была собрана большая молодежная команда. В 1997 году мы создали Немецкое молодежное объединение. А спустя 10 лет нагрузку по подготовке форума уже взяли на себя молодые лидеры, и форум стал площадкой российско-германского и межнационального сотрудничества, о нас начали говорить в России и Германии как об образце развития общественной самоорганизации.

С каким чувством вы встречаете юбилей и новый форум?

С одной стороны, радуюсь успеху: вопреки всему мы вывели организацию на высокий уровень! С другой стороны, в силу изменений, происходящих в обществе, наша организация фактически должна работать на опережение, концептуально меняя свою деятельность. Меняется и отношение к памяти. Для российских немцев это очень важный момент, ведь их объединяет именно историческая память. К тому же мы стали полноправными участниками российско-германских отношений и теперь не можем снизить планку. В канун празднования юбилея я понимаю, насколько усложняется задача МСНК, и уже сейчас переживаю за следующие 25 лет.

Беседовала Ольга Силантьева

Комментарии

Комментариев