Зима все еще здесь

Два года назад, под Рождество, «МНГ» писала о мечте кемеровских немцев открыть в области пансионат для тех, кто пережил депортацию, трудармию, кто родился на спецпоселении. Но появившийся шанс на достойную старость для них тут же исчез.

Номер газеты: 24
Дата выпуска газеты: 22.12.16.

DSC00277

На Кузбассе продолжают верить в рождественское чудо/ Мария Галланд

Анастасия Бушуева

Бывший трудармеец Давыд Давыдович Айрих недавно ушел из жизни. Ушел спокойно, не доставляя никаких неудобств своим родным. Ему было 90 лет. Осталась его 89-летняя супруга Элла Александровна, которая уже не первый год страдает ярко выраженной деменцией и не понимает, что любимого мужа больше нет.

В конце 2014 года редактор «МНГ» Мария Галланд была у них в доме, в поселке Яшкино Кемеровской области. Она сопровождала председателя местной национально-культурной автономии немцев Софью Симакову – та как раз относила Айрихам гуманитарную помощь.

«Но меня же не заберут в тюрьму? – обеспокоенно спрашивала тогда Элла Айрих Софью, испуганно озираясь на журналистку. – А то раньше могли». Нет, успокаивала Софья пожилую женщину. А сама рассказывала Марии Галланд о своей давнишней мечте – открыть для таких, как Айрихи, пансионат, где местные пожилые российские немцы, многие из которых имеют ограниченные физические возможности, смогли бы получить полноценное лечение и уход.

Мария и Софья были тогда и у Лилии Шнайдер. Ей 48 лет, она прикована к инвалидной коляске. Живет с отцом, ему 76. Мария тогда удивилась, что их дом не оборудован поручнями. «Какие поручни, если даже инвалидная коляска не проходит в дверной проем?» – ответила Софья. Представляете шок нашей коллеги, когда она узнала, что удобства на улице.

Когда время не лечит

С тех пор прошло два года. «Кроме Давыда Айриха не стало Рудольфа Ивановича Камерлоха, известного в районе резчика по капу. Три года назад ему ампутировали обе ноги из-за сахарного диабета, и он, так любивший природу, вынужден был доживать свои дни в квартире на пятом этаже: в доме не было лифта, и вынести его на прогулку было невозможно, – говорит Софья. – До него ушел Федор Федорович Губерт. Он повесился – не смог перенести смерть жены и вынужденного одиночества. Из трудармейцев в Яшкинском районе остался Александр Карлович Гайер. Ему 93 года. Он уже второй год лежит парализованный один в своем доме, ухаживает за ним сноха».

В годы войны на Кузбассе оказалось много немцев. Большинство из них работало на шахтах и на лесоповале. Из-за каторжных условий труда многие потеряли здоровье, стали бесплодными, у кого-то родились дети-инвалиды. Сегодня эти люди доживают свои дни в одиночестве, некоторые не в состоянии самостоятельно заботиться о себе. В прошлом году у престарелых российских немцев появился шанс на достойную старость. Год назад Координационный совет общественных объединений немцев Кемеровской области разработал проект пансионата для пожилых людей и инвалидов. Учреждение планировалось открыть на базе запущенной сельской больницы в селе Пача Яшкинского района, где пенсионеров могли бы обследовать и квалифицированно лечить. Для открытия такого пансионата нужно было собрать 10 миллионов рублей – они бы пошли на ремонт больницы и оснащение пансионата. Начать свою работу он должен был за счет грантов, но уже спустя три года перейти на самоокупаемость. Был составлен список пациентов, готовых переехать жить в пансионат. Кроме того, в нем на регулярной основе готовы были работать волонтеры.

Эксперт, оценивавший бизнес-план проекта, Ольга Дивненко, профессор кафедры социологии, социальной работы и молодежной политики Института международных социально-гуманитарных связей, считает, что «проект трудноосуществим, но возможен». Правда, она выразила сомнение, что на основе существующих законов РФ пансионат можно поддерживать за счет обязательного медицинского страхования (ОМС) и пенсий. «Такой проект можно поднять только общими силами – общественной организации, привлечением административного ресурса, СМИ и, самое главное, профессиональным подходом к управлению. Важна также роль личности или группы людей, которые будут стоять во главе реализации такого проекта», – объяснила Ольга Дивненко.

Пока удалось сделать немногое: в 2016-м получить президентский грант, на средства которого в санатории прошли лечение 72 пожилых и больных немца Кемеровской области. Но в это число попали только те, кто в состоянии сам себя обслуживать.

Замкнутый круг

Основная проблема, как видит ее инициатор проекта Софья Симакова, в отсутствии поддержки со стороны администрации Кемеровской области, а также Министерства внутренних дел Германии, оказывающего некоторые виды социальной помощи трудармейцам и репрессированным. Однако в рамках грантовой поддержки средства на капитальный ремонт сельских больниц в российской глубинке не выделяются.

Кроме надежды на помощь из-за границы остается и надежда найти спонсоров среди предпринимателей из числа российских немцев, а также собрать средства с помощью краудфандинга (от англ. сrowd – «толпа» и funding – «финансирование», народный сбор средств). В самое ближайшее время для этого будет открыт счет, номер которого мы опубликуем в нашей газете.

Загадаем все желание на Рождество и под Новый год. Может быть, оно все же исполнится, и «МНГ» не придется писать еще через два года, что мечта так и осталась мечтой?

Немцы Европы

А как идут дела у них?

В одном из последних пресс-релизов фракции ХДС/ХСС в бундестаге говорится о том, что в 2017 году немецкое меньшинство в Румынии получит 300 тысяч евро (около 19 миллионов рублей) для поддержания пансионатов для престарелых румынских немцев. Деньги пойдут на квалифицированный персонал для двух таких пансионатов – в Германштадте и Тимишоаре. Немецкая сторона давно поддерживает эти два дома престарелых. Румынская сторона также оказывает им финансовую поддержку, но ее вклад невелик.

Комментарии

Комментариев