Женская доля

В 2005 году, когда Ангелу Меркель впервые выдвинули кандидатом на пост бундесканцлера, ее спросили: станет ли для вас ударом, если пост достанется другому? Она спокойно ответила: «Нет. Другому доверят возглавить правительство лишь потому, что он мужчина, а это не принижает моих деловых и политических качеств».

Номер газеты: 04
Дата выпуска газеты: 02.03.2017

«Права женщин – права человека»: еще со времен Клары Цеткин и Розы Люксембург немецкие левые выходят на демонстрацию за права женщин в Международный женский день 8 Марта / Die Linke

Елена Шлегель

С одной стороны, женщина управляет немецким государством уже почти двенадцать лет. С другой стороны, старые штампы чрезвычайно живучи. Мартина Шульца, нынешнего конкурента Ангелы Меркель на выборах, многие комментаторы оценивают как мачо, его называют «политиком-воином», «Чаком Норрисом немецкой политики» и даже «политическим берсерком». Нечто подобное происходило и в 2013 году, когда на выборах с Меркель конкурировал Пеер Штайнбрюк. Малопопулярный экс-министр финансов стал вдруг оцениваться с той точки зрения, как он носит джинсы. В подтексте явно читалось: его следовало бы избрать только за то, что он мужчина.

Дамы приглашают кавалеров

И все же с начала века, когда сама идея о женщине-канцлере выглядела диковатой, есть характерные сдвиги. Трудно было бы представить себе при мужском руководстве страной принятом больше года назад законе о женской квоте на руководящих постах. Правда, его действенность пока недостаточна.

О квоте спорили давно, но власти придерживались позиции сдержанности: мол, дискриминация в Германии и без того запрещена, в том числе по половому признаку, так стоит ли плодить лишние законы? Однако есть одна проблема: антидискриминационные запреты легко обойти. И если мигранту нельзя отказать в работе или аренде квартиры из-за того, что он мигрант, зачем говорить об этом прямо? Ведь отказ можно сделать вполне законным, используя обтекаемую формулировку. Например, мы остановили свой выбор на другом кандидате. Конечно, в современном немецком обществе никому и в голову не придет отказать женщине в выдвижении на руководящий пост из-за ее пола. Тем не менее подавляющее большинство руководящих постов в Германии занимают те самые «другие кандидаты», то есть мужчины.

Именно поэтому, оборвав бесплодные дебаты, кабинет Ангелы Меркель провел через бундестаг волевое определение женской квоты в руководстве – закон о равноправном участии женщин и мужчин в руководстве экономикой и общественными службами. Он был принят в 2015 году, а установленные им квоты вступили в силу с 2016-го. Теперь женщины должны составлять не менее 30% во вновь назначаемых/избираемых руководящих и наблюдательных структурах крупнейших немецких фирм. К ним относятся 100 ведущих корпораций и концернов, отнесенных к биржевому индексу DAX, и фирмы с числом сотрудников более 2000 человек. Для предприятий с числом занятых от 500 человек установлена обязанность публично представить собственные квоты, которые отвечали бы принципам справедливости. Таким образом квотированы около 6000 основных предприятий в стране.

«Новый закон – это исторический шаг к равноправию женщин и мужчин в Германии, – говорит министр по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи Мануэла Швезиг. – Обозначен культурный поворот в принципах руководства. На верхних этажах, где решаются вопросы зарплаты и условий труда, будет больше женщин. В итоге закон не только проявится на верхних этажах, но и скажется на судьбе миллионов женщин!» Действительно, за минувший год доля женщин в руководстве крупнейшими экономическими структурами Германии повысилась с 23,3% до 27,2%. Но вообще женщин-руководительниц пока чуть больше четверти (25,8%).

В мире настоящих мужчин

Увы, цифры остаются цифрами, а факты – фактами. Так, одна несостоявшаяся руководительница наблюдательного совета крупной фирмы, по понятным причинам пожелавшая остаться анонимной, поведала нам, что у нее были все шансы получить должность. Но оказалось, что легче ликвидировать пост, чем допустить на него женщину: «С установлением квоты владельцы контрольного пакета акций проголосовали за изменение правовой формы, – рассказала наша собеседница. – И в результате наблюдательного совета не стало!» По ее словам, в нынешних условиях руководство предприятий с двумя тысячами работников крепко подумает, прежде чем принять на работу две тысячи первого. Лишь бы не попасть под квоту!

Хитрость вот в чем: закон квотирует шефов в крупных фирмах с полным делегированием прав руководства. То есть, например, в акционерных обществах (нем.Aktiengesellschaft, AG). Но ловкие адвокаты предлагают воротилам бизнеса схемы преобразования АG в иную форму юридического лица, например, в так называемую европейскую компанию (лат. Societas Europaea, SE), где нет такого делегирования. В таком случае закон о квоте не работает, зато женский вопрос уже год как сошел с повестки дня.

Комментарии

Комментариев