Если звезды зажигают…

Как сохранить немецкий язык в нашей стране и передать его знание следующим поколениям российских немцев? Об этом говорили на V Международной научно-практической языковой конференции «Немцы России: непрерывное языковое образование. Мотивация. Ресурсы. Модели».

Номер газеты: 19
Дата выпуска газеты: 12.10.2017

Участники конференции знакомятся с игровыми методиками обучения/МСНК

Ольга Силантьева

Для Кристины Голланд из Омской области родным языком стал швабский. Именно на этом диалекте немецкого говорят родные девушки, проживающие в сибирской деревне. Уже в детском саду Кристина выучила русский язык, в школе – классический немецкий. В университете немецкие диалекты стали предметом академического интереса девушки. «Я с гордостью могу сказать, что я – российская немка, – у Кристины Голланд нет проблем с национальной идентичностью. – И не только потому, что я знаю литературный язык, в моей семье празднуют немецкие праздники, готовят Strudel, Kreppel и пекут Riwelkuchen, а потому что в моей семье говорят на диалекте».

На прошедшей в Москве в начале октября языковой конференции Кристина на личном примере показала идеальную модель непрерывного языкового образования: оно начинается в раннем детстве, в семье или детском саду, продолжается в школе, в университете и даже после его окончания.

К тому, чтобы подобную модель непрерывного образования могли для себя и своих детей выбрать тысячи немцев в России, Международный союз немецкой культуры (МСНК), координирующий языковую работу в пользу российских немцев по всей стране, идет давно. «Мы начали его в 2009 году, – рассказывала первый заместитель председателя МСНК Ольга Мартенс на открытии конференции, состоявшемся в Общественной палате РФ. – Мы поддержали языковые инициативы центров встреч российских немцев и начали активное сотрудничество с образовательными учреждениями. В итоге была выстроена система непрерывного языкового образования – от раннего обучения немецкому до профессиональной деятельности, связанной с языком».

Первым языком Кристины Голланд (в середине) был диалект/МСНК

Координатор языковой работы по Омской области Елизавета Граф подтверждает: «В местах компактного проживания российских немцев мы такую систему создали. В Омской области открыто около ста групп раннего обучения немецкому. Дети могут продолжить его изучение в кружках при центрах встреч, на курсах, в этнокультурных лагерях и школах. С 2015 года в Омском государственном педагогическом институте идет подготовка бакалавров заочной формы обучения фактически по специальности «Немецкий как родной»».

Как работает такая модель на практике? «Спуститесь на землю, – говорит Елизавета Граф, сама директор школы в селе Цветнополье Омской области и учитель немецкого. – Везде английский! Но мы не должны опускать руки. Мы должны использовать те возможности, которые у нас есть».

В России еще есть такие места, где во всех школах изучают не английский, а немецкий. Это районы компактного проживания российских немцев. «Мы еще держимся, – рассказывает координатор по языковой работе Светлана Дёмкина из Славгорода (Алтайский край). – На самом деле мы пробовали организовать кружки английского. Не пошло: дети быстро поняли, что и во внеурочное время языком нужно заниматься, чтобы его выучить. Энтузиазм быстро иссяк. Зато у нас хорошо поставлено изучение немецкого. Его учат в 18 детских садах и во всех школах. Но, к сожалению, в нашем крае практически нет вузов, где можно продолжить изучение языка. Везде английский, а из-за двух-трех студентов немецкие группы не открывают».

«Мы уже многое сделали, но многое нам еще предстоит решить – на региональном, федеральном и европейском уровнях», – подчеркивает на конференции Ольга Мартенс. С ней солидарен уполномоченный федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств Хартмут Кошик, принявший участие в языковой конференции. «Я думаю, немцы в России прошли солидный путь, – говорит он в интервью «МНГ». – Они по праву могут гордиться тем, что сегодня собой представляют. Но стагнация будет означать регресс, поэтому языковую работу нужно продолжать. Венгрия в этом вопросе – образец. Там во всей стране действует система билингвального образования. Дипломы венгерских школ с изучением немецкого языка дают право продолжить образование в Германии. Такие же школы нужны и в России. Это будет следующим этапом работы».

Выступление Хартмута Кошика на конференции/МСНК

О том, что в идеале в школе российские немцы должны иметь возможность изучать немецкий (родной) язык и Конституция РФ это позволяет, много говорили еще на I и II языковых конференциях МСНК. На III конференции, в 2013-м, речь шла уже о многоязычии, в том числе об обязательном изучении и английского, и немецкого российскими немцами. Два года спустя, на IV конференции, обсуждалось введение второго иностранного языка в 5–9 классах школ с 1 сентября 2015 года. Тогда новый федеральный государственный образовательный стандарт дал надежду. Казалось, что можно будет даже закрепить статус немецкого языка на региональном уровне, чтобы в субъектах Федерации, где немцы являются второй этнической группой после русских, в каждой школе была возможность изучать немецкий язык. Нет, конечно, надежда не угасла. Но бывают моменты, когда, кажется, что ничего не получится. Накануне языковой конференции министр образования РФ Ольга Васильева в интервью RT заявила, что наша страна «не может сейчас позволить себе во всех школах два языка». «Не выучим мы их! – утверждает министр. – Лучше знать один иностранный язык». Этим одним языком должен быть «желательно английский».

Когда власти, с одной стороны, дают возможность изучать в школе два иностранных языка, с другой – говорят, что это не нужно, то развивать идею многоязычия непросто. Но руки, действительно, опускать нельзя. На конференции показали яркие примеры зашкаливающей мотивации к изучению немецкого. Так, один из них – сама Кристина Голланд. Другой – МГИМО, где немецкий изучает тысяча студентов, многие из них – как третий иностранный, за дополнительную плату и во внеурочное время – в семь утра или в девять вечера. Значит, это кому-нибудь нужно.

А как у них?

Бельгия

Немецкоязычное сообщество страны, большинство жителей которой говорит на французском и фламандском, объединяет 9 коммун, в которых проживают более 70 тыс. человек. В 1989-м на законодательном уровне было закреплено право жителей региона получать образование на немецком языке. На нем и обучаются практически во всех детских садах и школах. Первый иностранный язык – французский. Некоторые школы предлагают преподавание на немецком и французском. В настоящее время правительство региона внедряет билингвальную образовательную систему, часов французского в школах станет больше. В регионе нет своего университета, поэтому бельгийским немцам приходится получать образование на родном языке в других странах.

Венгрия

В Венгрии на законодательном уровне закреплено право национальных меньшинств получать образование на родном языке. Его изучение начинается с раннего возраста. Детям в группе детсада будет дана возможность изучать немецкий язык, если родители восьми из них выразят такое желание. Открыты немецкие школы и школы, где обучение ведется одновременно на венгерском и немецком. Есть и средние образовательные учреждения для словаков, греков, армян, цыган, других этносов. Обучение на родном языке бесплатное, такие программы финансируются правительством. В университетах есть возможность получать образование по профессиям, связанным с германистикой и педагогикой. Так, немецкое меньшинство Венгрии готовит кадры для своих детских садов и школ.

Люксембург

Из-за особенности расположения жители самого маленького суверенного государства в Европе говорят на трех языках: люксембургском, немецком и французском. Родным языком для многих становится люксембургский. На нем проводится обучение и в детских садах. В начальной школе, куда дети попадают в возрасте шести лет, дети начинают осваивать немецкий язык, а, переходя в среднюю школу, приступают к французскому. Английский учат с 13 лет. Жители разграничивают сферы использования языков. Люксембургский – язык парламента и судебной системы, немецкий – язык СМИ, культурной сферы и экономики, французский – государственных органов и сферы услуг.

 

 

Комментарии

Комментариев