Двойная сущность старого города

TEATP.DOC представил спектакль «Кантград» о жизни послевоенного Кёнигсберга

Номер газеты: 24
Дата выпуска газеты: 22.12.16

Декорации «Кантграда» не менее документальны, чем сама пьеса, и наглядно иллюстрируют тяжелые условия жизни после войны / Любава Винокурова

Калининград – город, в котором история проникает в настоящее. И его двойственность основана не на прекрасно сохранившейся немецкой архитектуре, а на памяти людей, которые знали город и немецким, и советским.

Спектакль «Кантград» о жизни послевоенного Кёнигсберга, превратившегося в Калининград, представили на сцене театра документальной пьесы ТЕАТР.DOC в Москве. Спектакль создан при поддержке Фонда имени Генриха Бёлля.

Сюжет «Кантграда» родился из архивных интервью, опубликованных в книге «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев». В конце 80-х студенты и сотрудники Калининградского государственного университета (ныне Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта) в рамках проекта «Переселенцы» записали беседы с первыми жителями города, приехавшими из разных регионов СССР. В перестроечное время они решились откровенно рассказать о жизни послевоенного Калининграда, когда с 1946-го по 1948 год немцам и советским переселенцам пришлось жить вместе.

Исследователь Михаил Колчин, режиссер Анастасия Патлай и драматург Нана Гринштейн несколько месяцев провели в архивах Калининградской области, встречались с местными краеведами. В результате была написана пьеса и поставлен спектакль.

«Кантград» – это не Кёнигсберг и не Калининград, это мифическое пространство, город, в котором живут люди со сложными судьбами. В основе спектакля лежат истории четырех героев: русской переселенки, советского офицера, немки и ее отца. Екатерина Коркина переехала в Калининград вместе с мужем и детьми – им обещали благоустроенный дом и работу. Но новая жизнь не складывается: Коркина не может быть счастливой, когда каждый день видит умирающих от голода бывших кёнигсбергцев. Она пишет письмо на самый верх, но вместо ответа ее арестовывают и отправляют в лагерь. Немка Эмма Кляйн, мать четырех детей, вынуждена сначала выпрашивать талоны на еду у новых властей, потом с трудом находит работу. В нее влюбляется советский офицер и спасает от принудительного переселения в Германию. Отец Эммы, старик Краузе, считает себя Кантом и связывает истории героев в одно целое.

На обсуждении спектакля драматург Нана Гринштейн рассказала, что этот образ особенно дорог для нее. «Я представила, что Кант мог бы быть одним из стариков, которые умирали от голода в городе. Для создания персонажа я прочитала труд Канта ”К вечному миру“, который мне показался удивительно актуальным и точным. Так и возникла эта история».

Любава Винокурова

Комментарии

Комментариев