В тоске по вселенскому единству

В немецком календаре памятных дат недавно появилась новая: 20 июня стал национальным Днем памяти жертв изгнания. В этом году его впервые официально отметили совместно с российскими немцами, напомнив тем самым и о жертвах депортации 1941 года.

Номер газеты: 12
Дата выпуска газеты: 22.06.2017

Немцы Европы встретились с министром внутренних дел Германии Томасом де Мезьером и министром иностранных дел Германии Зигмаром Габриэлем / МСНК

Надежда Барг

Известный немецкий поэт-романтик Йозеф Эйхендорф, родись он спустя столетие, вполне мог бы стать одним из 14 млн немцев, вынужденных после Второй мировой войны покинуть родные места и искать убежище в Западной Германии. За столетие до трагического выселения миллионов людей из стран Центральной и Восточной Европы Эйхендорф, глядя на родные силезские просторы, писал в «Лунной ночи» о всеобъемлющем небе как образе вселенского единства, как выражении вечной победы светлого начала над хаосом.

О «Лунной ночи» и христианской идее единства вспомнил глава МИД ФРГ Томас де Мезьер, когда открывал церемонию в Немецком историческом музее Берлина по случаю национального Дня памяти жертв изгнания. «К сожалению, сегодня, спустя 70 лет, мы вновь видим в мире войны, насилие, изгнание и бегство», – говорил министр. Его поддержал и президент Румынии немецкого происхождения Клаус Йоханнис: «Мы все хотели бы, чтобы ошибки прошлого никогда больше не повторялись, но, к сожалению, в реальности видим совсем другое».

Немецкий День памяти жертв изгнания проводится третий год по аналогии со Всемирным днем беженцев, который по инициативе ООН отмечается 20 июня. Но впервые в этот день официальными лицами было подчеркнуто, что и российские немцы стали жертвами изгнания в XX веке. О них, о том, что у них в середине столетия отняли не только родину, но право на свободу вероисповедания, напомнил собравшимся архиепископ Евангелическо-лютеранской церкви в России Дитрих Брауэр. Он привел в качестве примера свою «Лунную ночь»: алтарь зальцбургской церкви в Гусеве Калининградской области, сохранившей память о сотнях протестантских беженцев из Зальц­бурга, которые обрели в конце XVIII века в Восточной Пруссии новую родину. Этот алтарь, по словам архиепископа, является в Евангелической церкви России одним из символов изгнания и прибежища в Боге.

Комментарии

Комментариев