«Весомый, но не решающий голос»

Сколько русскоязычных граждан Германии имеют право голоса на федеральных выборах? Кому они его отдают и чем при этом руководствуются? Эти и другие вопросы «МНГ» задала накануне выборов в бундестаг директору Института миграционной политики Ольге Гулиной.

Номер газеты: 18
Дата выпуска газеты: 28.09.17

Бюллетень напоминает: у каждого избирателя есть два голоса/ Reuters / PIXSTREAM

Сколько выходцев из постсоветских стран имеют право голоса на федеральных выборах?

Такой статистики нет. Однако мы можем оперировать данными Федерального ведомства по делам миграции и беженцев, которое подсчитывает, сколько этнических немцев, так называемых поздних переселенцев, мигрантов по еврейской линии и тех, кто по другим причинам въехали в страну, остались и получили гражданство ФРГ. Получается, что с 1991-го по 2016 год в страну из разных государств постсоветского пространства въехало чуть больше 2,5 млн этнических немцев и членов их семей. Все остальные русскоговорящие мигранты – те, кто приехал на учебу, на работу, как беженцы, а также еврейские мигранты – составляют еще около 1 млн чел. Исходя из такого расчета, можно говорить, что примерно трехмиллионный русскоязычный электорат составляет порядка 5% от общего числа избирателей в Германии.

Почему же тогда столько разговоров было о значении русского фактора на выборах?

Мое убеждение, что 5% электората – это весомый, но не решающий голос на выборах 2017 года. Хотя здесь нужно учитывать специфику распределения этих голосов. Весь вопрос в том, кому русскоязычный электорат отдаст свои голоса и как это повлияет на количество мандатов в новом парламенте. Свободная демократическая партия Германии (СвДП), которая последние годы теряла сторонников, а на прошлых выборах 2013 года набрала лишь 4,8% голосов избирателей и впервые не получила ни одного мандата в федеральном парламенте, заинтересована в голосах русскоязычного электората. В этом же заинтересована «Альтернатива для Германии» (АдГ), стремящаяся впервые попасть в бундестаг.

До недавнего времени русскоязычный электорат не отличался политической активностью. Чем объясняется его возросший интерес к политической жизни страны сегодня?

Политическую активность русскоязычного населения не нужно переоценивать. Она есть. Однако до сих пор русскоязычные граждане Германии плохо представлены как на уровне коммун, ландтагов, так и в федеральном парламенте.

Шесть кандидатов в депутаты бундестага от праворадикальной АдГ являются выходцами из бывшего СССР, причем пять из них – переселенцы. Почему они выдвинулись именно от этой партии, а не от того же ХДС или другой партии?

Эта тема требует вдумчивых исследований. Мне бы хотелось вас только предостеречь, что не совсем верно говорить, что в других партиях нет русскоязычных представителей. В том же ХДС есть депутаты – потомки первой и второй волн переселенцев, один из них – молодой Георг Деге возглавляет бюро ХДС в одном из районов Берлина. И это не единичный пример, однако, вы правы, на слуху все больше имена политиков из АдГ. Причины этого явления разные. Одна из них состоит в том, что многие выходцы из постсоветских стран просто увидели возможность подняться наверх, репрезентируя себя и свое окружение. И «Альтернатива» им эту возможность дала.

Многие аналитики пророчили АдГ третье место в новом парламенте. Как популистская партия смогла привлечь к себе столько сторонников, в том числе из числа российских немцев?

Во-первых, не весь русскоязычный электорат выступает сторонником АдГ. Он очень разнороден по своему образованию, социальному статусу, миграционному прошлому и, тем более, по своим политическим предпочтениям. По моему мнению, определяющими для сторонников или оппонентов АдГ являются СМИ и уровень образования. У людей, которые, скажем, читают Bild и смотрят RTL, совсем другое восприятие жизни, страхи и ожидания, нежели у тех, кто смотрит ZDF, ARD и читает Die Zeit или Frankfurter Allgemeine. Это разные люди. Одни из них способны осознать, что АдГ – очень странное политическое объединение. А другие даже не видят, что «Альтернатива для Германии» не имеет никакой стратегии действия. Все что она предлагает – это свернуть проект единой Европы и остановить миграцию.
Во-вторых, после провала на выборах в 2013 году АдГ начала поиск своего электората. Судя по тому, как эта партия подготовилась к выборам в 2017 году, можно сказать, что с поставленной задачей она вполне справилась. По сути, АдГ сделала все, чтобы «нащупать» слабые места электората, найти тех, кого она могла заинтересовать своими лозунгами.
В основной своей массе это те люди, кто по тем или иным причинам ощущают себя аутсайдерами в жизни. И вот они нашли такую группу, и среди них какой-то небольшой процент русско­язычного электората, который чувствует себя в некой опасности из-за возникающих трудностей на европейском континенте, как то финансовый кризис в Греции, наплыв мигрантов и прочее.

Может ли АдГ стать партией, выражающей интересы русско­язычного электората?

Думаю, нет. Несмотря на все усилия АдГ, лидер и лицо партии в недавнем своем интервью в программе «Берлинские окна» на канале RTVi заявил, что русского крыла АдГ нет и никогда не было. Это говорит о многом.

Беседовала Фемида Селимова

Персона

Ольга Гулина – директор и сооснователь Института миграционной политики (Берлин), кандидат юридических наук, эксперт по вопросам миграции.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)