«Брексит», великий и ужасный

На 9% сократился экспорт ФРГ в IV квартале минувшего года. Эксперты, анализируя причины его сокращения, утверждают: выход Великобритании из ЕC отрицательно влияет на структуру и отдачу германского экспорта. Из-за изменения правовых условий экономических отношений еще долго придется спотыкаться о британский индивидуализм.

Номер газеты: 08
Дата выпуска газеты: 27.04.2017

pixabay.com

«Брексит» (англ. Brexit, от Britain – Великобритания и exit – выход) сам по себе уже стал темой приевшейся. Тем не менее процедура размежевания Великобритании с Евросоюзом началась только сейчас, а вот реальные потери от этого процесса будут сказываться еще долго. Причем убытки, похоже, понесут обе стороны – и подданные Елизаветы II, и все граждане ЕС. Причем больше всего может пострадать гегемон европейской экономики – Германия.

О серьезных экономических обвалах уже сейчас предупреждают эксперты Немецкой промышленной и торговой палаты (DIHK). Дело в том, что Великобритания – третий по значимости партнер для германского экспорта после США и Франции. Снижение объема внешних поставок, зафиксированное DIHK в конце минувшего года, пока еще можно списать на нервную психологическую реакцию в отношении «брексита». Иными словами, немецкие экспортеры предпочитают притормаживать поставки до окончательного выяснения отношений. А британские импортеры, в свою очередь, тоже заинтересованы в переносе сроков поставок, чтобы не запутаться во взаиморасчетах. Ведь если все пойдет по плану, представленному премьер-министром Терезой Мэй, то к 2019 году, когда Великобритания выйдет из ЕС, после «развода» появятся пограничные барьеры, что объективно скажется на интенсивности экспорта и импорта.

В настоящее время Германия экспортирует в Великобританию товаров и услуг на 120 миллиардов евро. С введением таможенных пошлин, даже если ставки не превысят нынешнего стандарта Всемирной торговой организации (ВТО), слава Великобритании как надежного внешнеторгового партнера померкнет в глазах немецких предпринимателей. Особенно в области автомобилестроения, составляющего значительную долю экспорта: если за ввоз машин придется платить по ставкам ВТО пошлину 10%, то немецкий автопром немедленно перенацелится на других покупателей. А как только снизится экспорт, уменьшится и число рабочих мест.

Удар по правам трудящихся

В экономике ФРГ 750 тысяч рабочих мест напрямую задействованы в экспорте через Ла-Манш: «Рынок труда станет главным заложником ”брексита“, – сокрушается президент DIHK Эрик Швайцер. – Смысл экономической интеграции в рамках Евросоюза базируется на трех китах: свободе торговли, капиталовложений и перемещения рабочей силы. Британцы выходят из ЕС, не желая принять европейскую свободу миграции населения. Тем самым они ограничивают свободу перемещения рабочей силы. Но Британия желает по-прежнему извлекать выгоду из двух других свобод. А это невозможно по определению: отказавшись от третьей точки опоры, потеряешь и первые две!»

Бумеранг дезинтеграции на рынке труда ударит и по «евроотступникам»: «В Великобритании три миллиона рабочих мест зависят от экспорта в страны ЕС, – уточняет глава DIHK. – Введение таможенных барьеров неизбежно обусловит скачок безработицы внутри страны. Кроме риска увольнений, следует считаться и со снижением уровня социальных гарантий работникам. «Брексит» стоит дорого. Причем не только для государства, но и для экономических структур. Работодатели постараются скомпенсировать свои расходы сокращением социальных платежей за своих работников. Значит, работники лишатся части прав!»

Шанс бедных родственников

Тем не менее всеевропейский и, в частности, двусторонний германо-британский баланс «брексита» невозможно вычислить по принципу «кому больше достанется». Наверняка проигрыш одной из сторон будет более болезненным. В частности, немецкие эксперты опасаются утраты лидерства в Евросоюзе. Лишившись второго по значимости плательщика в европейский бюджет (доля Великобритании – 11,5 миллиарда евро), сообщество стран-доноров лишится и весомой поддержки. Два других крупных донора – Германия (14,3 миллиарда евро) и Франция (5,5 миллиарда) останутся в болезненном меньшинстве перед странами Средиземноморья, которые, как известно, в основном проедают европейский бюджет, однако теперь имеют все шансы влиять на определение европейской политики.

Комментарии

Комментариев




Подписаться на Московскую немецкую газету




e-mail (обязательно)