Августово племя

По самым скромным подсчетам семья Шрейдер состоит из 270 человек. Они живут в разных городах и странах и впервые решили собраться вместе. Местом встречи нескольких поколений стала небольшая сибирская деревня Рождественка – родовое гнездо семьи.

Номер газеты: 14
Дата выпуска газеты: 03.08.2017

Из личного архива семьи Шрейдер

Любава Винокурова

«У каждого есть место, в которое хочется вернуться. Как оказалось, для нас это место – домик в деревне», – говорит Татьяна Игнатова, представитель молодого поколения семьи Шрейдер.

Деревня Рождественка расположена в 160 км от Омска и 500 км от Новосибирска. Разница во времени с Москвой составляет четыре часа, то есть, скажем, когда жители столицы едут на работу, в Рождественке садятся за обеденные столы. В деревне проживает около 300 человек. Из достопримечательностей – православный храм, кладбище, памятник героям Великой Отечественной войны, начальная школа и клуб с библиотекой. Главный работодатель – аграрное предприятие. До 90-х годов прошлого века это было отделение колхоза «Северотатарский», а сейчас сельскохозяйственный производственный кооператив «Колос», он же – колхоз. По словам жителей, предприятие успешное и на хорошем счету в области. Представители самого старшего поколения Шрейдеров работали в колхозе механизаторами, трактористами, телятницами. Младшее поколение перебралось в крупные города Омск и Новосибирск и выбрало для себя совершенно другую профессиональную стезю: от государственной службы до флористики.

Невольники судьбы

Шрейдеры оказались в Сибири не по собственной воле. По семейным архивам и воспоминаниям бабушек установлено, что их первым Шрейдером на российской земле был – Филипп Христианович Шрейдер. В колонию Бангерт в Поволжье он приехал из Баварского королевства. Занимался сельским хозяйством. Его сын – Филипп Филиппович тоже был аграрием и жил зажиточно. Шрейдеры содержали гостевой дом, у них была прислуга. У Филиппа Филипповича было пятеро сыновей, один из них – Август, который и стал родоначальником Шрейдеров из Рождественки.

В 1941 году Август Филиппович вместе с братьями был депортирован в Сибирь. К тому времени он был женат второй раз и воспитывал семерых детей: Марию, Ивана, Христинью, Эрну, Андрея, Филиппа и Виктора. Их дети, общаясь, говорят друг о друге: «Вовка дядь Ванин, Витька дядь Филиппин, Андрей теть Марусин и т.д.», так установить дальнейшую родственную цепочку проще.

Август Шрейдер и двое его старших детей оказались в трудовой армии. Августа отправили на лесоповал в город Ивдель Свердловской области, Ивана – на шахту в Прокопьевск, Марию – на военный завод в Новосибирск.

«Дед имел богатырское здоровье, был очень высоким – рост под два метра. Но тяжелый труд убил его. Упал замертво, когда возвращался со смены», – рассказывает внук Андрей Трайзе.

Младшие дети к принудительному труду были не годны по возрасту, поэтому занимались подсобными работами при колхозе в поселке Лагунак. Позже колхоз объединили с другими предприятиями. Центром сельскохозяйственной жизни стала Рождественка. Шрейдеры, окончив школу, шли работать в колхоз.

Несмотря на все перипетии, к 60-м годам прошлого века семья сохранила немецкий язык и немецкие традиции.

По рецептам прабабушек

«С нами жила бабушка Христина (ред. супруга Августа). Она говорила по-немецки, а мы отвечали на русском. Бывало, выйдет во двор с другими бабушками общаться. По-русски-то она ничего им сказать не могла, а поболтать хотелось. Вот и звала нас переводить. Сейчас мы эти времена со смехом вспоминаем»,  – рассказывает Валентина Шрейдер (в замужестве Шабалдина).

Сегодня среднее и младшее поколение семьи на немецком не говорит, но продолжает отмечать католическую Пасху и Рождество (наравне с православными праздниками), готовить шниц­суп и кребли по старинным рецептам.

«Кухены, штрудели, сладкие супы обязательно готовим, это даже не обсуждается! – говорит внучка Августа Шрейдера Эльвира Брик. – А вот с языком по-другому: я его понимаю, но говорить не могу. Стыдно, конечно, но ничего сделать не могу. От родителей нам достались Библия и сундук. В нем раньше приданое держали, но у меня он стоит просто как память о прошлом».

Дети Августа Филипповича роднились с другими семьями российских немцев. Так, в клане Шрейдеров появились Трайзе и Прецер. Дочери их детей выходили замуж не только за немцев – в роду ныне и русские фамилии.

Родовая книга семьи

Встречу поколений в Рождественке решено было устроить для того, чтобы все поколения познакомились друг с другом.

Одним из инициаторов слета выступил общественный и политический деятель, депутат Государственной думы VI созыва Виктор Шрейдер. «Мы не Иваны, родства не помнящие. Наши дети должны знать свои корни, историю своей семьи», – объясняет он миссию встречи.

Собрались в школе. Небольшое здание начальных классов едва вместило всех родных, а их приехало около 200 человек. Некоторые из них не виделись десятки лет, другие – вообще не знали друг друга. «Когда я рассказываю знакомым, что в моей семье около 300 человек, никто не верит. Сегодня иметь столько родных кажется чем-то невероятным. А я горжусь, что у меня такая большая семья», – говорит Роман Штенгауэр. Молодой человек из Новосибирска уже успел стать лучшим флористом России и выиграть «серебро» чемпионата Европы по профессиональной флористике в Генуе в 2016-м.

За длинным столом по очереди вспоминали имена родных, выясняли, кто и по какой линии находится в родстве. Когда у одного человека 38 двоюродных братьев и сестер, сложно сразу объяснить, кем ты приходишься соседу за столом. Семейный архивариус и библиотекарь в Рождественке Ирина Шрейдер (в замужестве Котова) готовит к изданию семейную книгу, в которой будет изложена история семьи.

«Я бы хотела, чтобы это был не просто список поколений, а книга про всех нас, с воспоминаниями, рассказами о семейных традициях и ценностях. Наши внуки смогут ее перечитывать и гордиться тем, какая трудолюбивая, крепкая, дружная у нас семья», – говорит Ирина.

На празднике было решено, что книгу издадут к следующей встрече. Скорей всего, она пройдет в 2020-м и откроет новую страницу в истории большой и дружной семьи Шрейдер.

Комментарии

Комментариев